PDF Archive

Easily share your PDF documents with your contacts, on the Web and Social Networks.

Share a file Manage my documents Convert Recover PDF Search Help Contact



10 Неортодоксальное развитие .pdf



Original filename: 10 Неортодоксальное развитие.pdf
Author: noname

This PDF 1.4 document has been generated by Writer / OpenOffice.org 3.2, and has been sent on pdf-archive.com on 12/01/2014 at 19:08, from IP address 178.141.x.x. The current document download page has been viewed 999 times.
File size: 72 KB (8 pages).
Privacy: public file




Download original PDF file









Document preview


Новые концепции экономического развития и современного капитализма.
Концепции экономического развития в рамках английского и американского
мэйнстрима экономической науки были представлены главным образом моделями
экономического роста. При этом многие неортодоксальные направления экономической
мысли представляли экономическое развитие как более широкое понятие. На этой почве
развился ряд оригинальных экономических теорий по предмету и методу отошедших,
зачастую довольно далеко от основного направления науки, представленного в учебниках
макро и микроэкономики. И если в научном сообществе исследователей, работающих в
рамках данных концепций, с большой неохотой признают за коллег, потому что, по
представлению обычного экономиста они пишут не о том и не так, часто популярность и
известность их идей у широкой публики больше, чем у выводов традиционных теорий.
Начальная обособленность этих теорий в рамках одной национальной школы или
определенного слоя исследователей, не стало препятствием распространению их идей в
мировом масштабе, хотя они и не приобрели значительного веса в собственно
экономической теории.
1. Немецкий ордолиберализм В.Ойкена и социальное рыночное хозяйство.
Немецкая концепция экономического развития, ставшая теоретической основой
реформ и послевоенного экономического чуда, развилась благодаря работам
приверженцев ордолиберализма и впоследствии оформилась в концепцию социального
рыночного хозяйства.
Методологически ордолиберализм близок к рассмотрению капиталистического
хозяйства В.Зомбартом и теоретиками немецкой новой исторической школы. В рамках
данного метода маржинализм, как основной инструмент анализа не имеет большой
значимости. В данной концепции внимание сосредоточено не на количественном анализе
факторов экономического роста, а на качественном анализе условий эффективного
экономического устройства. Об ордолиберализме до некоторой степени справедливо
говорить как о немецком варианте институциализма. Ордолиберализм подчеркивает
взаимозависимость порядков политического, экономического, социального, правового в
государстве. При этом государство организует экономический порядок, мысль о
спонтанности и саморегулируемости экономики здесь поддержки не находит. Решающим
элементом данного порядка должна стать свободная конкуренция.
Таким образом в этой концепции роль государства не менее значима, чем,
например, в кейнсианстве, с которым ордолиберализм развивался в один исторический
промежуток. Но государство имеет здесь совсем другие задачи и использует свое влияние
совершенно в другом направлении. Его задача институциональное регулирование.
Создание рыночного порядка, строя конкуренции. Напротив непосредственное
вмешательство в работу предприятий и рынка считается вредным. Как и любой
либерализм, немецкий выступает сторонником широкого круга свобод, не исключая и
экономические свободы и самостоятельность субъектов хозяйства. Главной его целью при
этом выступает не обеспечение свобод самих по себе, а формирование и защита наиболее
свободных форм функционирования хозяйства.
Главной институциональной основой эффективного хозяйственного порядка
считался механизм конкуренции. Принцип неприкосновенности частной собственности
сохранялся, как необходимое условие строя конкуренции. Огосударствление монополий
не планировалось. В отношении субъектов, имеющих рыночную власть, должны были, по
идее приверженцев ордолиберализма, применяться меры, которые принудили бы их к
такому поведению,
как если бы существовала конкуренция. Важным условием
эффективности рыночного хозяйственного порядка является стабильность денежного
обращения и национальной валюты.

Для концепции социального рыночного хозяйства, которую иногда считают
компромиссом между ордолиберальной теорией и практикой послевоенной
экономической и политической ситуации в Германии, важным было достижение
социальных целей общества. Оно становилось возможным, по их мнению, не за счет
прямого участия государства в перераспределении благ и проведении социальных
программ, а за счет того, что быстрые темпы экономического роста позволяли бы делать
доступным для все более широких слоев населения повышение уровня благосостояния.
Для этого в соответствии с теорией ордолиберализма необходимо создать
соответствующий экономический порядок. Формирование и защита строя конкуренции и
будет вести к достижению социальных целей общества.
Основы теории ордолиберализма были разработаны в предвоенные годы
Вальтером Ойкеном (1891-1950). В 1940г. вышел его труд «Основы национальной
экономики». Экономический строй у Ойкена есть совокупность реализованных на
практике хозяйственных форм, в которых протекает повседневный конкретный
хозяйственный процесс. Существует два основных типа экономического строя
центрально-управляемое хозяйство и хозяйство общений или рыночное. Причины кризиса
1929г. Ойкен видел в разрушении механизмов свободной конкуренции монополизацией
хозяйства. К монопольным относились все формы ограничения свободных цен, в том
числе и олигопольные рынки, и деятельность профсоюзов. Если бы в реальности
существовал строй конкуренции, то антициклическое регулирование было бы излишним.
Идеи ордолиберализма легли в основу концепции социального рыночного
хозяйства, модели экономики, которая была построена в послевоенной Германии в
результате реформ Людвига Эрхарда (1897-1977). Ситуация после войны сложилась
кризисная: деньги обесценивались, производство остановилось, большую долю в обороте
занимало распределение по карточкам. Американские оккупационные власти готовили
проведение реформ для восстановления экономики Германии. Для проведения этих
реформ был выбран не обремененный прошлым правый представитель христианских
демократов из Баварии Л.Эрхард. Он перехватил инициативу проведения реформ у
американцев, и, пользуясь их поддержкой, смог осуществить собственную программу на
посту министра экономики. Позднее в 60-е гг. он также становился канцлером Германии.
Сочетая социальную риторику с рыночными реформами, Эрхард добился успеха.
Старые деньги были обменены в один день на новую стабильную валюту, чья
покупательная способность поддерживалась неизменной ограничением эмиссии в
соответствии с ростом товарной массы. Государственное планирование и
централизованное ценообразование было отменено. Однако монопольные объединения
были под постоянным контролем, их цены должны были быть конкурентными. Налоги в
начальный период были низкими и стимулировалось развитие производств, особенно
экспортных. Стабильная экономика с дешевой рабочей силой смогла в 50-х гг.
реализовать на внешних рынках свои преимущества, ее темп роста в среднем по 8% в год
был самым высоким среди развитых стран. Большое внимание было уделено тому, чтобы
собственниками становилось большее число людей, полноценным гражданином мог быть
лишь владелец собственности. Выросшая экономика позволила впоследствии начать
программы социального жилищного строительства, пенсионного страхования.
Наибольшее производство было соединено с возможно справедливым распределением.
Несмотря на то, что немецкое социальное рыночное хозяйство воспринимается
некоторыми как концепция некоего третьего пути между капитализмом и социализмом.
На самом деле при внимательном рассмотрении это чистый капитализм, весь социализм
которого это лишь некоторая большая роль государства в хозяйственной жизни, впрочем
сводящаяся к устранению издержек так называемого дикого капитализма с его тенденцией
к монополизации. Государственное планирование хозяйственных форм – да,
государственное планирование и регулирование хозяйственного процесса – нет. При этом
удалось реализовать лозунги благосостояния и собственности для всех.

2. Концепция доминирующей экономики Ф.Перру.
Французские экономисты-теоретики в послевоенный период не внесли
значительного вклада в развитие экономической теории. По-крайней мере ее мэйнстрима.
Наибольшее влияние на развитие мировой науки оказали работы Ф.Броделя, хотя в силу
специфики их предмета, не многие склонны относить их к собственно экономическим.
Поэтому, говоря об экономической теории во Франции в послевоенное время, чаще
упоминается институционально-социологическая школа и наиболее заметный ее
представитель Франсуа Перру (1903-1987). Хотя их взгляды и краткие тезисы работ Перру
и широко известны, причем не только в экономической теории, но и в экономической
географии, но они не породили ни глубокого интереса ни большого количества работ
последователей, в отличии от того же Ф.Броделя. Возможно это следствие того, что
Франции, в отличии от Германии или ряда других стран, не удалось продемонстрировать
в этот период в развитии того, что называется экономическим чудом.
Ф.Перру критически относился к современной ему экономической теории, которая
не отражала по его мнения реального положения дел в современном ему капитализме. В
отличии от концепции равновесия, он видел больше причин для проявления
неравновесных ситуаций, искажения рыночного механизма цен, возникновения ситуации
зависимости, чем для реализации условий свободной конкуренции. Соответственно
экономическая теория должна отражать более реальную ситуацию, в которой существуют
субъекты с большей, чем у остальных экономической властью. Такое новое описание
капиталистического хозяйства Ф.Перру дает в своей теории доминирующей экономики. В
экономике появляются доминирующие и подчиненные экономические единицы. В
отношениях между ними появляются элементы принуждения. Первые могут действовать
так благодаря большему размеру, предъявляя более высокий спрос и вынуждая
поставщиков расширять производство, имея возможность снижать цены на свои товары, и
изменять структуру рыночных цен, производить нововведения, стимулируя их и у
потребителей своей продукции.
Возникновение доминирующей единицы приводит к новому способу принятия
экономических решений. Каждая фирма действует уже не самостоятельно, а под прямым
или косвенным влиянием доминирующей единицы, становится членом единого,
организованного целого, которое Ф.Перру называл макроединицей. Ведущая
экономическая единица, принимая решения, руководствуется уже большим числом
известных параметров, и может обеспечивать большую эффективность для целого.
Отношения доминирования в экономической сфере Ф.Перру находит не только среди
фирм, а и среди отраслей, стран.
Развитие данной линии рассуждения подводит к тому, что государство должно
также стать центром по принятию решений, что приводит к возникновению политики
дирижизма. Так как о прямом задании экономическим субъектам на выпуск того или
иного количества продукции речь идти не могла, получает распространение идея
индикативного планирования. Инструмент для реализации данной программы давала
теория полюсов роста, разработанная Ф.Перру. Рост экономики не происходит
одновременно, а концентрируется в отдельных регионах. Полюс роста включает три
основных компонента: ведущую отрасль, обладающую мощным потенциалом роста и
способностью к нововведениям; группу отраслей местного значения связанную с ней;
пространственную агломерацию производства, обеспечивающую предприятиям
получение внешней экономии. Полюс роста является генератором нововведений, в
дальнейшем диффузия нововведений обеспечивает экономический эффект для всей
национальной экономики. При этом именно государству у Ф.Перру принадлежит ведущая
роль в создании полюсов роста. Он предлагает проводить политику гармонизированного
роста на основе индикативного планирования, обеспечивая совмещение интересов
макроединиц, различных регионов, социальных групп.

В течении данного периода потребность в государственном вмешательстве в
экономику и его возможности снижались, вследствие укрепления позиций крупного
капитала, направленности политики правительства на европейскую интеграцию,
предполагавшую меньшую роль государства, снижения возможностей долгосрочного
прогнозирования, большая зависимость от мировой конъюнктуры. Это привело к
снижению активности государства в экономическом рационировании и как следствие не
позволило идеям Ф.Перру развиться и образовать вокруг себя отдельное направление
экономической теории.
3. Постиндустриальное общество, Д.Гэлбрейт.
Теория постиндустриального общества, как впоследствии стали называть большую
группу работ, посвященных тенденциям развития современного общества,
подчеркивающим роль технологического развития, науки и информации, как главного
фактора изменений в процессе производства, экономической сфере и далее во всем
обществе,
часто
называют
наследницей
вебленовского
институционализма.
Институционалистов этого направления следует отличать от представителей новой
институциональной школы, чья проблематика относится к другой сфере. Рассматриваемая
теория имеет свои методологические особенности, которые позволяют некоторым
критикам сомневаться относятся ли данные исследования вообще к экономической
теории. Во-первых, это междисциплинарный подход, рассмотрение институциональной
системы в сфере экономики, как части целостного общественного механизма, тесная связь
с социологией, политологией, социальной психологией. Во-вторых, историзм, стремление
выявить движущие силы, основные тенденции общественной эволюции. В-третьих,
внимание к общественным противоречиям, выявление несоответствия общественных
институтов достигнутому уровню науки и технологии.
Согласно их концепции научно-техническая революция – это величайшая
революция, способная решать фундаментальные общественно-политические проблемы.
При этом они критически относятся к текущему состоянию дел в мире. Но в отличии от
других критических теорий рассмотрение крупных корпораций не носит у большинства
институционалистов однозначно осуждающего характера. Так как они с одной стороны
способствуют
научно-техническому
прогрессу,
а
с
другой
значительно
трансформируются, благодаря, например, революции управляющих и демократизации
акционерной собственности. Скорее остальные экономические и общественные
институты не успевают за развитием производительных сил, что является источником
всех противоречий.
Внимание на новый характер экономических организаций было обращено в начале
50-х гг. Одним из первых по времени и первым по вкладу в послевоенную
институциональную теорию следует признать Джона Кеннета Гэлбрейта (1908-2006).
Характер капиталистического производства, по мнению Гэлбрейта, претерпел серьезные
изменения, и передовая часть производства, а это главным образом крупные предприятия,
приобретает все больше признаков социалистического. О движении капитализма в
сторону социализма, чуть ранее говорил и Й.Шумпетер. А позднее некоторые ученые
говорили об утрате капитализмом и социализмом своих специфических черт и
существовании просто двух видов индустриального общества. На Западе Гэлбрейт
говорит о возникновении зрелой корпорации, крупной фирме, которая, с одной стороны,
уже не может существовать под контролем отдельного предпринимателя, и власть внутри
ее постепенно переходит к техноструктуре, а с другой стороны, она сама приобретает все
большую экономическую власть в отношении контрагентов, потребителей, своих
работников, и даже правительств. Техноструктурой является группа специалистов и
администраторов, которые обладают специальными знаниями и способностями, и
направляют деятельность предприятия, фактически осуществляя контроль над
корпоративной собственностью. Максимальная прибыль как цель деятельности

корпорации заменяется целями техноструктуры. Которая преследует защитные цели
сохранения своего влияния, минимизации внешнего влияния на свои решения, основным
способом здесь является обеспечение каждому собственнику, работникам, государству
определенного уровня доходов; второй группой целей являются упрочнение и расширение
власти, где главное рост фирмы и снижение зависимости от рынка.
По Гэлбрейту складывается новое индустриальное общество, которое вскоре в
работах ученых сменило название на постиндустриальное в соответствии с традицией
давать его по характеру основного занятия населения, а доля сферы услуг в экономике
развитых стран в тот период стала превышать долю, приходящуюся на промышленное
производство. И в конце 60-х гг. сложилась и продолжает развиваться до сих пор теория
постиндустриального общества. Термин постиндустриальное указывает на некоторый
переходный характер современного общества. Исследователи пытаются открыть черты
этого нового общества или по-крайней мере указать на существующие противоречия,
которые сопровождают переход к нему.
В экономике постиндустриального общества приоритет перешел от производства
товаров к производству услуг, проведению исследований, повышению качества жизни;
класс специалистов стал основной профессиональной группой, а внедрение нововведений,
все больше зависит от достижений науки.
Наиболее быстрыми темпами развивается информационный сектор хозяйства.
Базовые технологии, бывшие в аграрном и индустриальном обществе соответственно
трудоемкими, а затем капиталоемкими, становятся наукоемкими. Информация и знания
становятся основным фактором современного производства. Информация как ресурс не
имеет свойств редкости и исчерпаемости, а ее распространение ведет к самовозрастанию
данного ресурса. Осознанная информация в форме знания неотделима от субъекта,
собственники
знаний
становятся
основным
производительным
классом
в
постиндустриальной экономике.
Таким образом человеческий потенциал в постиндустриальном обществе –
важнейший источник развития производительных сил. Творческие способности личности,
ее способности к генерированию нового знания и информации становятся главным
ресурсом. Это определяет новый характер мотивов деятельности, значимость
самореализации, повышение ценности свободного времени. В обществе, где главным
является развитие личности, лучшим видом инвестиций оказывается потребление.
Основой постиндустриального общества является класс специалистов,
принадлежность к которому обусловлена образованием и интеллектуальными
способностями. Растет неравенство доходов между людьми с различным уровнем
образования. Пролетариат, промышленные рабочие, все более явно становится
маловажным социальным слоем, обретающим черты реакционности. Эксплуатация
уступает место отстраненности низших слоев от постиндустриального общества.
Постиндустриальное общество склонно к замыканию в себе к изолированности от
сохраняющихся структур предыдущих укладов.
Современное общество часто описывается как общество эпохи постмодерна.
Постмодернизм, как течение, развивался параллельно теории постиндустриального
общества. Он является более культурологическим и менее структурированным течением.
В рамках этого подхода предлагаются все более широкие трактовки производства, в
которое включаются все стороны жизни человека. В рассмотрении потребления благ
подчеркиваются статусные аспекты и культурные формы этого процесса. Полезность
продукта заключается не столько в его потребительской стоимости, сколько в его
высокоиндивидуализированной знаковой ценности. Несмотря на оригинальные
достижения, постмодернизм в последние годы развивается медленнее теории
постиндустриального общества и для экономической науки имеет меньшее значение.
Каким бы термином не пользовались для обозначения современного общества
ученые, те страны, которые приобрели больше его черт, обладают и более сильной

экономикой. Наиболее развитые страны – постиндустриальные общества, вопреки
моделям догоняющего развития, увеличивают отрыв от индустриальных и развивающихся
стран. Экономическое неравенство растет не только внутри общества, но и между
странами. Как и представители постиндустриального уклада внутри экономики, развитые
страны изолируются от остального мира, большая часть торговли идет внутри этой
группы стран, связи с развивающимися странами сокращаются. Вцелом, можно сказать,
что каким бы критичным и не было отношение исследователей к противоречиям
постиндустриального общества, однако именно оно в современном мире демонстрирует
лучшие экономические результаты в отношении благосостояния своих граждан.
4. Критическая теория Франкфуртской школы.
Материальные достижения капиталистического общества значительно меркли в
свете критической теории Франкфуртской школы. Начало школе положило
возникновение Института социальных исследований во Франкфуртском университете в
1923г., который в 20-х начале 30-х гг. объединил ряд исследователей приверженных
марксистским взглядам, развивающих диалектический подход Гегеля, знакомых с
психоаналитической теорией. Развиваясь из этого набора экономических, философских,
психологических взглядов появился ряд оригинальных исследователей социальноэкономических и культурно-психологических изъянов современного общества. С
приходом к власти Гитлера профессора Института, являвшиеся марксистами и евреями
переехали в США. В период 50-х – 70-х гг. выходят основные работы теоретиков школы.
Критическая теория становится основой новой леворадикальной мысли с 60-х гг.
Франкфуртская школа подчеркивает важность достижений технического прогресса
и рассматривает их как желательные, однако развитие базиса значительно обогнало
развитие надстройки. Все политические, культурные, общественные механизмы
индустриального общества являются отсталыми, подавляющими и ведущими к
деградации человека. Репрессивности современной цивилизации посвящены работы
Герберта Маркузе (1898-1979).
Современная цивилизация характеризуется им как репрессивная по отношению к
человеку. Цивилизация подавляет человеческие инстинкты и направляет их в русло
социально полезного. По мере ее развития идет переход от немедленного удовлетворения
к отложенному удовлетворению, к подавлению удовольствия, от радости и игры к труду и
работе, от восприимчивости к продуктивности, от отсутствия подавления к
гарантированной безопасности. Принцип удовольствия уступает место принципу
реальности и принципу производительности в регулировании деятельности человека.
Человек вынужден отказываться от своих желаний и следовать социально приемлемой
модели поведения.
Более того, общество не только подавляет потребности человека, но и создает
вместо них ложные, репрессивные потребности, в которых заложены механизмы контроля
над поведением людей. Теперь человек хотя и следует формально своим желаниям, на
самом деле они оказываются не его, а привиты ему культурой. Так создаются новая
потребность в релаксации от отупляющего воздействия работы, в которой нет
необходимости, обманчивые права и свободы при ограниченном выборе, потребность в
потреблении, заранее определенного набора благ. Франкфуртцы отмечают возникновение
явления массовой культуры. Культурная индустрия заменяет идеологию. Это ведет к
примитивизации сознания и явлений общественной жизни. Личность отождествляется с
потреблением, в том числе теперь и культурным. Загнанный в строгие рамки
современного общества, следующий подмененным потребностям, сменивший свободу на
довольствие члена общества и безопасность от угроз, зачастую порождаемых самой же
цивилизацией, индивид становится одномерным человеком. Личность, теряющая свою
идентичность, превращается в ничто.

Отмечая огромную роль науки в достижениях современной цивилизации.
Франкфуртцы отмечают, что позитивистская философия стала инструментом господства
технической рациональности. Современное общество максимально рационально. И
рациональность уже приводит к иррациональным последствиям. Дальнейший рост по
тому же пути для блага человека приводит к несчастью современного человека.
Основным фрустрирующим фактором является все большая отчужденность
человека. Основа индустриального общества – разделение труда и его подчинение
аппарату приводят к тому, что работник больше не видит, не понимает, не контролирует
результата своего труда, рационализированность и специализированность производства
порождает механистичность труда. Все менее осознанным становится и управление с
повышением сложности экономических отношений. Промышленность, сфера услуг и
даже культура в рациональном стремлении к повышению производительности
превращают своих работников в биологические машины. Отчужденным становится не
только труд. Массовая культура, индустрия развлечений, культ потребления делает досуг
таким же отчужденным для человека.
В условиях одномерного общества, откуда может взяться революционный субъект
его изменения. Рабочий класс полностью интегрирован в систему и перемен не желает,
его экономическое благополучие на западе намного улучшилось, а вес в обществе
сократился. Исследователи школы ищут нового революционера. Большие надежды
возлагаются на студенчество. Студент еще не включен в конвейер производства, его
возможности слишком малы, чтобы запутаться в сетях потребления. Более высокий
уровень умственного развития дает возможность критического отношения к
действительности. Непропорциональное внимание уделяется маргинальным группам,
отторгаемым обществом или избегающим его. Роль пролетариата, как эксплуатируемого
класса переходит внешнему пролетариату стран третьего мира, которые в современном
мире обеспечивают благосостояние общества развитых стран, по мнению левых
интеллектуалов, их любого вида борьбу с угнетением в третьем мире, интеллектуалы
поддерживают деятельностью в развитых странах.
Возникает новый вид политической борьбы, в ряде леворадикальных движений
основной вектор ее смещается с экономики и вопросов политической власти. На поле
формирования новой культуры, идеологии, борьбы за полевение массового сознания,
внедрение новых общественно значимых ценностей, разрушения традиционных
институтов и установок. Поднимаются вопросы экологии, терпимости, феминизма,
проблем меньшинств, секуляризации жизни. Исходя из представлений Франкфуртской
школы, традиционная культура мешает западному человеку осознать его классовые
интересы и истинные потребности, поэтому прежде должна идти борьба за новую
культуру. Многие правые отмечают, что на этом направлении левым удалось достичь
значительных успехов в борьбе с капиталистическим обществом и во многом это заслуга
Франкфуртской школы. Насаждение политической корректности, которую связывают с
распространением идей школы, ведет к утрате моральных ценностей, культурных
достижений запада, ведет к его вырождению и ослаблению.
Критический настрой по отношению к социалистическому обществу советского
образца был у представителей школы не меньшим. Такое общество рассматривалось как
суперэтатистское, государственно-капиталистическое, бюрократическое общество, не
менее репрессивное к своим членам. Причем репрессивная функция осуществлялась не
опосредованно через массовую культуру, а грубо через идеологию. Советский марксизм
является убогой схоластикой, прикрывающей разложение партии. Эксплуатация со
стороны
государственно-бюрократического
аппарата
оказывается
не
лучше
капиталистической. А внутренняя логика развития индустриального общества с его чисто
количественным ростом и навязыванием потребностей была та же.
Франкфуртцы рисовали некоторые черты нового общества. Это прежде всего
освобождение человека от необходимости труда. Благодаря достижениям науки и техники

сейчас это становится впервые возможно. Достижения цивилизации заработанные
человеком не должны приводить к дальнейшему его подавлению ради еще большего
производства, а могут освободить его. Творчество и игра заменят труд. Репрессивные
потребности заменятся потребностью самореализации. Новые связи между людьми
снимут необходимость гарантированной безопасности. Новые технологии сократят
возможности контроля. Осознанная свобода станет управлять своей судьбой.
Переход к новому обществу может быть осуществлен только путем прорыва. Такое
общество возможно, но оно не содержится в текущем и не предусмотрено логикой его
развития. Действительное – это уничтоженное возможное. Хотя текущее общество и
создало некоторые, главным образом технические условия для существования нового,
современное общество обладает способностью сдерживать качественные социальные
перемены. Необходима критика общества столь же тотальная, как и всеобъемлюще
отчуждение. Сам переход может быть осуществлен только революционным путем
восстания или бунта, причем скорее индивидуального или внутреннего прежде его
общественных форм. Великий отказ, сила отрицания, протест против ненужного
подавления следует противопоставить современному обществу. Будьте реалистами –
требуйте невозможного.


Related documents


10
papa roach last resort
papa roach last resort
clandestino solo
jailhouse rock
the wall solo


Related keywords