ae 3 web.pdf


Preview of PDF document ae3web.pdf

Page 1...4 5 67880

Text preview


новости

Дело в том, что отработанное топливо TWR-P, а по сути, плутоний, предполагается направлять на окончательное геологическое захоронение.
В  зависимости от того, каким будет проект этого захоронения, плутоний либо будет утрачен навсегда,
либо представит собой соблазнительную мишень для разного рода
авантюристов.
Впервые концепция реактора, работающего в  режиме подпитки
обедненным ураном («реактор-самоед»), была предложена в  конце
1950-х годов советскими учеными.
Концепцию развила группа Хироси Секимото из Токийского технологического института, предложив
реактор, в  котором активная зона
перемещается по мере выгорания
от подкритической зоны с  выгоревшим топливом в  сторону экрана из
урана-238. Японский вариант был
чисто теоретическим и  не был реализован в экспериментах. Идея реактора на бегущей волне вновь всплыла
в  начале 1990‑х  годов в  американском проекте Integral Fast Reactor
(IFR), который, впрочем, был закрыт
Конгрессом США в  1994  году, за три
года до завершения. Чуть позднее
эту идею запатентовала компания
Intellectual Ventures, которая затем
в  2006  году создала TerraPower  – ей
и  предстояло создать экспериментальный образец TWR.
Основные инвесторы TerraPower  –
две венчурные компании и  американский предприниматель, крупнейший акционер Microsoft Билл
Гейтс. В  2011  году миноритарным
акционером TerraPower стал один из
крупнейших индийских холдингов
Reliance Industries, владелец которого Мукеш Амбани вошел в совет директоров TerraPower. Свои исследования TerraPower ведет, в частности,
совместно с Лос-Аламосской национальной лабораторией.

Кроме TWR корпорация B & W активно продвигает на рынке собственный проект малого модульного
реактора (SMR) mPower мощностью
180 МВт, работающего на уране-235,
обогащенном до 5 %. Компания отмечает, что проект mPower основан
на технологии реакторов под давлением с  использованием в  качестве
топлива стандартного обогащенного
урана, тогда как TWR – «более крупный реактор, основанный на технологии четвертого поколения, и  его
проект предусматривает использование обедненного урана в качестве
топлива».

НЕТ ДЫМА БЕЗ ОГНЯ
Балтзавод рискует потерять
крупнейший заказ на строительство двух атомных ледоколов
стоимостью 86 млрд рублей.
Росатом, как пишут СМИ,
рассматривает возможность
передачи контракта одному из
своих КБ, которое затем распределит заказ между несколькими
верфями, в том числе зарубежными. Впрочем, эти планы могут
быть не более чем инструментом торговли.
Госкорпорация «Росатом» рассматривает возможность передачи своим дочерним предприятиям заказ
на два серийных атомных ледокола
мощностью 60 МВт (ЛК-60). Тендеры на строительство ледоколов были
объявлены в  декабре 2013  года. Ранее единственным претендентом на
этот контракт считалось ОАО  «Балтийский завод», которое входит
в  Объединенную судостроительную
корпорацию и  уже строит головной
ЛК-60 почти за 37 млрд рублей. Но
теперь вторым участником тендера может выступить одна из дочерних структур Росатома. Например,
«ОКБМ Африкантов», которое разра-

6 — АТО М Н Ы Й ЭК С П ЕРТ № 3 ( 2 4 ) 2 0 1 4

батывало реакторы для такого типа
ледоколов.
Основной контраргумент ОСК заключается в  том, что ни в  одной
структуре Росатома судостроительных компетенций нет, да и  в  целом
в  России лишь две верфи  – Балтзавод и Севмаш (также входит в ОСК) –
способны строить суда с  ядерными реакторами. Эксперты парируют,
что этот вопрос несложно решить,
отдав контракт на субподряд, например, финским верфям, ведь именно в Финляндии строили российские
ледоколы «Вайгач» и «Таймыр». Судя
по всему, Росатом стремится оптимизировать расходы на ледоколы
и рассчитывает либо получить у субподрядчиков цену ниже, либо оказать давление на сам Балтзавод.
На этом фоне выглядит примечательно и  небольшая информационная баталия, развернувшаяся вокруг
Балтзавода. Газета «Деловой Петербург» сообщила со ссылкой на источник в ОСК, что завод не в состоянии
выполнить заказ по двум ледоколам – ЛК-25 и ЛК-60 – в связи со слабыми техническими возможностями
верфи и  малочисленностью персонала. Однако ОСК тут же опровергла эти слухи, заявив, что имеющегося персонала на заводе (3,5 тыс.
человек) достаточно для выполнения производственной программы,
а  на пиковые периоды можно привлечь и субподрядчиков.
К слову, с  самими тендерами тоже
все не слава богу. «Атомфлот» весь
2013  год то объявлял, то отменял
тендеры. Последний комментарий
главы «Атомфлота» Вячеслава Рукши на эту тему был таков: мол, отмена тендеров связана с решением заменить конкурс на госзаказ. Но уже
после этого тендеры были вновь объявлены. Мы с  интересом следим за
развитием событий.