PDF Archive

Easily share your PDF documents with your contacts, on the Web and Social Networks.

Share a file Manage my documents Convert Recover Search Help Contact



НАКАЗАНИЕ АЛЛАХА .pdf



Original filename: НАКАЗАНИЕ АЛЛАХА.pdf
Author: Данила

This PDF 1.5 document has been generated by Microsoft® Word 2016 / www.ilovepdf.com, and has been sent on pdf-archive.com on 26/11/2018 at 03:00, from IP address 50.7.x.x. The current document download page has been viewed 71 times.
File size: 508 KB (44 pages).
Privacy: public file




Download original PDF file









Document preview


ВО ИМЯ АЛЛАХА, МИЛОСТИВОГО, МИЛОСЕРДНОГО!

Вся хвала и благодарность Аллаху
за возможность донести эти мысли
до мусульман; а затем – благодарим
https://russ_muslim.livejournal.com/
за огромную проделанную работу
АРХИВ СТАТЕЙ О ГНЕВЕ АЛЛАХА НА ТЕ НАРОДЫ,
КОТОРЫЕ НЕНАВИДЕЛИ ИСЛАМ И ШАРИАТ
Против достоверных фактов, собранных мною в этих статьях, ни
один честный историк ничего возразить не посмеет. Единственный
вопрос, который могут задать неверные: почему Аллах обычно карает
враждующие с Его религией народы не сразу, а спустя несколько
десятилетий – когда поколения уже успели поменяться? Всевышний
ответил на это так:
«Не думай, что Аллах не ведает о том, что творят беззаконники. Он
лишь даёт им отсрочку до того Дня, когда (от ужаса) закатятся взоры»
(Коран, 14:42).
То есть Аллах выжидает некоторое время, в течение которого
кяфиры могут и должны покаяться и исправить собственные ошибки
либо ошибки своих отцов. Если этого не происходит – Он насылает
на Своих врагов катастрофу, которая погубит одних людей и надолго
врежется в память других.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ

ДРЕВНИХ

ИУДЕЕВ

И

ВОЗМЕЗДИЕ

АЛЛАХА
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
«В то время царь Ирод поднял руки на некоторых из
принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло, и убил Иакова, брата
Иоаннова, мечом.
Видя же, что это приятно Иудеям, вслед за тем взял и Петра, – тогда
были дни опресноков, – и, задержав его, посадил в темницу, и
приказал четырём четверицам воинов стеречь его, намереваясь после
Пасхи вывести его к народу.
Итак Петра стерегли в темнице, между тем церковь (т.е. апостолы –
rm) прилежно молилась о нём Богу» (Деяния святых апостолов, 12:15).
Мы видим, что мусульмане той эпохи, какими были пророки Яхья,
Иса и апостолы Христа, терпели не меньшие страдания, чем в
современной

Палестине,

изнывающей

под

игом

еврейской

оккупации. И хотя библейские тексты для нас не обладают 100процентной достоверностью, но здесь они почти наверняка
повествуют о реальных событиях того времени. Вот что, к примеру,
сообщил о казни пророка Яхьи независимый от евангельских авторов
историк Иосиф Флавий:
«Некоторые иудеи, впрочем, видели в уничтожении войска Ирода
вполне справедливое наказание со стороны Господа Бога за убиение
Иоанна. Ирод умертвил этого праведного человека, который убеждал
иудеев вести добродетельный образ жизни, быть справедливыми друг

к другу, питать благочестивое чувство к Предвечному и собираться
для омовения. При таких условиях (учил Иоанн) омовение будет
угодно Господу Богу, так как они будут прибегать к этому средству не
для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем
более, что души их заранее уже успеют очиститься. Так как многие
стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души.
Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на массу (вполне
подчинившуюся ему) не повело к каким-либо осложнениям. Поэтому
тетрарх предпочёл предупредить это, схватив Иоанна и казнив его
раньше, чем пришлось бы раскаяться, когда будет уже поздно.
Благодаря такой подозрительности Ирода Иоанн был в оковах
послан в Махерон, вышеуказанную крепость, и там казнён. Иудеи же
были убеждены, что войско Ирода погибло лишь в наказание за эту
казнь, так как Предвечный желал проучить Ирода» («Иудейские
древности», книга 18, глава 5. Здесь сказано об Ироде Антиппе – дяде
того Ирода, который убил апостола Иакова).
В эпоху апостолов преследования верующих стали ещё более
жестокими, и закончилось всё это вполне предсказуемо – геноцидом
или бегством большинства евреев древней Иудеи. Тот же Иосиф
Флавий, описывая штурм и разграбление Иерусалима римлянами,
признался:
«Я не могу умолчать о том, что мне внушается скорбью. Мне
кажется,

если

бы

римляне

медлили

с

уничтожением

этих

безбожников, то тогда сама земля разверзлась бы и поглотила бы
город, или его посетил бы потоп, или, наконец, молнии стёрли бы
его, как Содом, ибо он скрывал в себе несравненно худшее из всех

поколений, которые постигли эти кары. Безумие их ввергло в гибель
весь народ.
Но зачем мне перечислять в отдельности все бедствия народа?
Достаточно вспомнить показания Манная, сына Лазаря, бежавшего в
те дни к Титу и утверждавшего, что через единственные ворота,
находившиеся под его охраной, со дня разбития лагеря перед
городом, т.е. от 14-го ксантика до 1-го панема, вынесено было сто
пятнадцать

тысяч

восемьсот

восемьдесят

мёртвых.

Поистине

ужасающее число! А между тем Маннай не был начальником стражи,
а был поставлен у ворот для ведения счёта только тем мертвецам, за
погребение которых уплачивалось из городской кассы, но было ещё
много умерших, которых хоронили родные и близкие. Погребение
состояло в том, что трупы выносили за город, а там их бросали на
произвол судьбы.
Многие перебежчики из высшего сословия, прибывавшие за
Маннаем,

определяли

число

мёртвых

из

неимущего

класса,

выброшенных за ворота, в 600 000, число остальных никак нельзя
было определить. Когда, рассказывали они дальше, не было
возможности вследствие недостатка сил выносить умерших бедняков,
последних сваливали в большие дома и здесь их запирали. Мера
пшеницы доходила в цене до таланта, а когда затем, вследствие
обнесения города стеной, нельзя было доставать и зелени, голод
увеличивался до того, что люди рылись в клоаках, шарили в старом
навозе, чтобы отыскивать жалкие крупицы корма. То, чего раньше
нельзя было видеть без отвращения, сделалось теперь предметом
питания» («Иудейская война», книга 5, глава 13).

Повторится ли тот древний «Холокост» в XXI веке? Это зависит
прежде всего от самих потомков Израиля – хотя, как показывает
история, суровые уроки Аллаха их, как правило, ничему не учат.
БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ МУСУЛЬМАН
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Вот ещё одно яркое доказательство того, как народы, массово
изгоняющие мусульман по причине ненависти к их религии,
неизменно навлекают на себя гнев и кару Аллаха: в начале 1920-х
годов из Греции были выселены сотни тысяч турок и мусульман
других национальностей:
"Греко-турецкий обмен населением — самый крупный в истории
официально закреплённый принудительный обмен населением,
имевший место между греческой и турецкой сторонами в 1923 году по
Лозаннскому мирному договору. Стал результатом поражения Греции
во

Второй

греко-турецкой

войне

1919—1922.

В

греческую

историографию вошёл как «Малоазиатская катастрофа» (греч.
Μικρασιατική καταστροφή).
Обмен

затронул

около

2

миллионов

человек

и

носил

принудительный характер, особенно в отношении греческого
населения Малой Азии и Восточной Фракии. Главная цель обмена —
гомогенизация национального состава государств, образовавшихся на
территории бывшей Османской империи и предотвращение развития
сепаратизма
меньшинств.
<...>

со

стороны

потенциальных

этнорелигиозных

Обмен производился по религиозному (а не этническому)
признаку. Так, грекоязычные мусульмане, в своей массе недавние
христиане, вынуждены были покинуть территорию Греции...
Вслед за эвакуацией христиан (около 1,5 млн человек) последовало
выселение и мусульман из Северной Греции (в основном из
Македонии). Благодаря этому Салоники — древний греческий город,
утративший к началу XVI века своё христианское (греко-славянское)
большинство, — был реэллинизирован. Кроме того, чисто греческим
и христианским стал Крит. <...>
Что касается мусульман, то статистика официально учла 380 тыс.
«турок», выселенных из Македонии. Среди них, впрочем, было и
некоторое количество цыган-мусульман, албанцев-мусульман, а также
славян-мусульман..., а кроме того, до 3 тыс. исламизированных
романоязычных валахов".
Конечно, большинство балканских мусульман уже тогда были
довольно далеки от шариата Аллаха, однако действиями греческих
шовинистов руководила ненависть к Исламу как таковому, а не вовсе
не к заблуждениям суфиев и джахмитов. Неудивительно, что через 20
лет

после

изгнания

исламской

общины

Грецию

накрыла

крупномасштабная катастрофа:
"...28 октября 1940 года итальянская армия начала своё вторжение в
Грецию из Албании, и Греция вступила во Вторую мировую войну...
Мужественные греческие войска нанесли поражение агрессору, и
итальянцы отступили в Албанию, но в апреле 1941 года Гитлер
отправил свои войска на захват Греции, отложив нападение на

Советский Союз на шесть недель. Последовала оккупация страны
германскими войсками и снова ужасы войны и голода. Греция
пережила особенно сильное разорение оккупантами по сравнению с
другими странами Европы, сильнее пострадала только Россия.
Голодающие люди ели ежей, мулов, черепах.
В своих мемуарах шведский дипломат и член Красного Креста в
Греции Поль Мон описывает греческую столицу так:
«Город

представляет

собой

отчаянное

зрелище…

Дети,

с

пепельными лицами и тонкими, как у пауков, ногами, сражаются с
собаками у куч мусора. Когда осенью 1941 года начались холода,
люди падали на улицах от истощения. В зимние месяцы этого года я
каждое утро спотыкался о трупы».
А вот турецких и греческих мусульман, бежавших из Балкан в
Анатолию, Вторая мировая война не задела вообще. Турецкая армия
не участвовала ни в одной из битв той войны и, соответственно, не
потеряла на её фронтах ни одного солдата. Такой была расплата
греческих врагов Аллаха в этом мире, а наказание будущей жизни ещё
суровей, кроме тех, кто умер на Его религии.
БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ МУСУЛЬМАН (Ч. 2)
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Одним из крупнейших преступлений христианского Запада против
исламской уммы стала жестокая травля мусульман в Кастилии,
захватившей в 1492 г. Гранадский эмират. Спасаясь от палачей
инквизиции, сотни тысяч мусульман в последующие десятилетия
бежали оттуда в Северную Африку; также в исламских странах осели

тысячи гранадских иудеев. Чем же испанские католики в итоге
расплатились за своё варварство?
«Кризисные экономические изменения в разной степени и в разное
время затронули различные области полуострова. Раньше всего, в
последней трети XVI в., они проявились в северной и центральной
Кастилии, в 1620-1630-е гг. — в южных районах страны, затем — на
севере полуострова и на его восточном побережье. Наиболее
разрушительное действие кризиса испытала Кастилия.
Демографические изменения были одним из главных показателей и
одновременно причин экономического упадка. B конце ХѴІ —
начале XVII в. население Пиренейского полуострова сократилось с
9,5

млн

примерно

демографического

до

спада

8-7,5
были

млн
5

человек.

эпидемий

Причинами
чумы,

самые

опустошительные из которых пришлись на середину и на
последнюю треть столетия. B 1647-1652 гг. Севилья лишилась
половины жителей. Климатические изменения стали причиной
неурожаев, которые наблюдались каждые 10-15 лет, а за ними
следовали голодные годы.
Важным фактором, обусловившим уменьшение численности
населения, была конфессиональная политика государства. B 1609 г. из
юго-восточных

провинций

были

изгнаны

мориски,

потомки

насильственно обращенных в христианство мусульман. Полуостров
покинули около 300 тыс. человек.
Открытие и освоение Америки вызвало поток переселенцев за
океан: в XVII в. из Испании ежегодно уезжали около 2-3 тыс.

жителей. Ещё одной причиной обезлюдения целых областей были
солдатские наборы.
<...>
Последствия демографического спада XVII в. были длительными.
Уровень численности населения XVI в. будет восстановлен в
Испании только к середине XVIII в.» (В.С. Бондарчук. «История
стран Европы и Америки в Новое время. Часть 1», глава 12).
«Кастилия обеспечивала испанских королей большей частью
доходов и их лучшими солдатами. Эпидемия чумы свирепствовала в
Кастилии с 1596 по 1602 годы, унеся жизни около 600 000 человек.
Многие кастильцы уехали в Америку или погибли на полях сражений.
В 1609 году бо́льшая часть морисков была изгнана из Испании. В
общей сложности Кастилия лишилась около 25 % своего населения
между 1600 и 1623 годами. Такое значительное снижение населения
привело

к

падению

доходов

Короны

и

катастрофическому

ослаблению страны во время непрерывных вооружённых конфликтов
в Европе».
Напротив, Северо-Западная Африка того же времени никаких
социальных и демографических катастроф не знала, а осевшие в ней
мусульманские и еврейские беженцы из Европы, как правило,
обретали спокойную и благополучную жизнь. Вот только один
пример — цитата из статьи «Краткой еврейской энциклопедии» о
марокканском городе Фес:
«С конца 14 в. в Фес переселялись сефарды из христианских
государств Пиренейского полуострова. Число таких переселенцев

первоначально было невелико, но после изгнания евреев из Испании
(1492) и Португалии (1496–97) значительно возросло. Как утверждают
некоторые хронисты, первые изгнанники, прибывшие в Фес, по
просьбе местной еврейской общины не были допущены в город и
частью умерли от голода и лишений (им пришлось жить в шалашах),
частью попали в рабство к мусульманам. Впоследствии выходцам с
Пиренейского полуострова всё же удалось обосноваться в Фесе, и
вскоре они составили здесь большинство еврейского населения
(численность которого, по разным сведениям, в начале 16 в. достигала
пяти–десяти тысяч человек); султан отвел им в Новом Фесе большой
квартал. Сефарды создали отдельную общину, руководители которой
разработали для неё такканот, основанные на обычаях кастильского
еврейства. На протяжении нескольких десятилетий вновь прибывшие
и старожилы чуждались друг друга, нередки были конфликты между
ними. Однако с течением времени разногласия удалось уладить, и в
городе вновь образовалась единая еврейская община, принявшая
сефардскую литургию... В 16 в. в Фес приезжали также испанские и
португальские марраны; некоторые из них оседали в городе и
возвращались здесь к иудаизму, другие направлялись отсюда в разные
страны Северной Африки и в Эрец-Исраэль (т.е. в Палестину — rm) .
В первой половине 16 в. еврейская община Феса оставалась одной
из крупнейших в Марокко; некоторые её члены играли значительную
роль в политической жизни страны: так, Шмуэль ал-Баренси был
министром эмира Саида ал-Ватаси. В 1516–24 гг. в городе действовала
одна из первых в Северной Африке еврейских типографий, её

владельцы, Шмуэль бен Ицхак Недивот и его сын Ицхак, выпустили в
свет 15 наименований книг на иврите. <...>
С середины 16 в. экономическое и политическое значение Феса
стало снижаться; наиболее зажиточные и влиятельные еврейские
семьи покинули город, а многие из оставшихся обнищали. Тем не
менее и во второй половине 16 в. – первой половине 18 в. Фес попрежнему был крупным центром еврейского законоучения... Фесские
даяны до середины 18 в. пользовались непререкаемым авторитетом
среди всего марокканского еврейства; раввины из Феса нередко
становились духовными лидерами других еврейских общин: так,
Я‘аков бен Наим (умер в 1800 г.) был назначен главным раввином
Ливорно».
БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ МУСУЛЬМАН (Ч. 3)
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Среди всех зарубежных военных авантюр Советского Союза самой
кровавой и преступной стала, несомненно, афганская кампания 197989 гг. 2 сентября 1989 года полевой командир моджахедов Ахмад Шах
Масуд передал через посредников советскому послу в Афганистане
Ю.М. Воронцову письмо со следующими строками:
«Господин Воронцов! В ответ на ваше письмо от 31 июля 1989 года
хочу сказать, что поддержка в прошлом вашим правительством
НДПА стала причиной гибели более полутора миллионов граждан
нашей страны. Примерно пять миллионов человек покинули свои
дома, стали беженцами в соседних и других странах, Афганистан
превратился в развалины. Взамен этой поддержки вы получили лишь

позор, тысячи русских парней были убиты в горах и пустынях» (из
книги А. Ляховского «Гражданин. Политик. Воин», стр. 54).
Разумеется,

что

богобоязненные

в

первую

очередь

мусульмане-сунниты,

не

из

страны

желавшие

бежали

жить

под

диктатом афганских коммунистов. Однако уже в 90-е годы для
совкового плебса наступила расплата за их изгнание: миллионы
граждан бывшего СССР, включая и афганских ветеранов, спешно
покинули

родные

дома,

преследований местных

спасаясь

от

гражданских

войн

и

шовинистов:

Абсолютное большинство беженцев составили русские, как
доложила в 1997 г. Ж.А. Зайончковская:
«Подавляющее большинство вынужденных мигрантов в Россию —
русские (70% на начало 1997 г.). Среди других выделяются татары

(7%), которых много жило в Средней Азии и Казахстане, армяне
(4,8%),

осетины

(3,8%),

украинцы

(3,9%,

в

основном

из

Чернобыльской зоны), грузины (1%). Доля русских постоянно
увеличивается: среди беженцев, получивших статус в 1996 г., она
составила 76,2%, в то время как среди остальной части мигрантов,
прибывших из стран СНГ и Балтии, только половину. Это может
означать одно из двух: либо русские испытывают относительно
большее, по сравнению с другими пришлыми этническими группами,
давление в странах выезда, что обусловливает повышенную долю
вынужденных мигрантов среди них, либо они имеют больше шансов
получить статус беженца».
Далее, один из бывших участников афганской войны по имени
Джохар Дудаев стал самым лютым врагом постсоветской России на
Кавказе. А другой афганский вояка – Павел Грачёв, который за свои
«подвиги» даже получил звание Героя Советского Союза, затем помог
Ельцину устроить побоище в центре Москвы в октябре 1993 года. И
он же публично отрёкся от российских военнопленных в Чечне в
1994 году.
Таким всеобщим предательством со стороны властей и «братских
народов» СССР наказал Аллах тех, кто в 80-е годы надменно топтал
армейскими сапогами земли Афганистана, а их участь в иной жизни
будет ещё страшнее, если они вовремя не осознают своей вины перед
Творцом миров.
БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ МУСУЛЬМАН (Ч. 4)
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!

Вернёмся сегодня к теме российской колонизации Кавказа,
имевшей ярко выраженный антиисламский уклон. Глава Кубанской
области Н.И. Евдокимов, разделив горские племена на более и менее
опасные для русских захватчиков, предлагал поголовно выслать
первых за пределы России. Поддержав его, командующий армией
князь А.И. Барятинский признал «единственным средством прочного
утверждения нашего в Закубанском крае водворение казаков на
передовых линиях, чтобы постепенно стеснять горцев и лишать их
средств к жизни. Нет причины щадить те племена, которые упорно
остаются враждебными, государственная необходимость требует
отнятия у них земель». О кавказских мусульманах, которые покидали
родной край под предлогом паломничества в Мекку, этот же
шовинистский дегенерат отозвался следующим образом: «А знаете
что? Ведь это, пожалуй, и не дурно, что уйдёт эта сволочь, которая
нам только в тягость. Не останавливайте, пусть идут в Мекку или куда
хотят» (все цитаты взяты отсюда).
Разумеется, что подобное варварство врагов Аллаха не могло
остаться безнаказанным — и после 1917 года Он подверг
христианское и казачье население юга России такой же беспощадной
травле, какую они сами практиковали в эпоху Кавказской войны. Речь
о большевистской политике «расказачивания», прописанной в
секретной директиве ЦК РКП(б):

«Последние события на различных фронтах в казачьих районах —
наши продвижения в глубь казачьих поселений и разложение среди
казачьих войск — заставляет нас дать указания партийным

работникам о характере их работы при воссоздании и укреплении
Советской власти в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт
года гражданской войны с казачеством, признать единственно
правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества
путём поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая
половинчатость пути недопустимы. Поэтому необходимо:
1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их
поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению
ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или
косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему
казачеству необходимо применять все те меры, которые дают
гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым
выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в
указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем другим
сельскохозяйственным продуктам.
3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся
пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно»
(полностью здесь).
Кавалер трёх Георгиевских крестов А.С. Болотов вспоминал:

«В августе 1918 г. в станице Тарской красноармейцы силой
выгоняли казаков из своих домов. Тех, кто сопротивлялся, рубили
шашками

или

расстреливали

во

дворах

своих

домов.

В

освободившиеся дома казаков сразу заселялись ингуши, которые

участвовали

в

выселении.

Имевшийся

у

казаков

хлеб

был

конфискован. Выселенных казаков, женщин, детей и стариков
согнали в толпу и погнали пешком в г. Владикавказ. Там их погрузили
в вагоны и оправили в г. Минеральные Воды. Часть казаков сумела
при выселении и погрузке спрятаться и потом уйти к белым в сторону
Сибири. В ходе Гражданской войны они потом закончили свой путь в
Приморье. Небольшая часть терских казаков сумела по горам уйти в
Грузию, а оставшихся в Северной Осетии долго таскали на допросы
местные чекисты. В конечном итоге часть из казаков, оставшихся по
разным причинам в Северной Осетии, потом попала в концлагеря и
тюрьмы. А в станице Тарской все дома, постройки, инвентарь, личное
имущество, скот, засеянные поля, сады и огороды, принадлежавшие
ранее выселенным казакам, достались ингушам».
По другую сторону фронта в казачьих областях свирепствовал
террор деникинской армии, которая в своём садизме едва ли не
превзошла

красноармейцев.

Как

сообщает

историк

Л.И.

Футорянский:
"Особо следует привести оценку Виллиамом облика деникинской
контрразведки. Он утверждал, что «это было что-то ни с чем
несообразное, дикое, бесчестное, пьяное, беспутное; кромешная банда
провокаторов и профессиональных убийц».
Только в Мариуполе отрядом Шкуро было расстреляно 4 тысячи
безоружных
«То, что творилось в застенках контрразведки Новороссийска,
напоминало самые мрачные времена средневековья». «…Всё это

сонмище, в конце концов погубившее Добровольческую армию,
было в равной мере опасно для населения».
В Валуйках плясал среди улицы с бутылкой в руках пьяный генерал
Шкуро, приказывая хватать женщин, как во времена половецких
набегов. Что могли поделать такие картинки «Освага», когда по тихим
станицам Кубани развозили «для агитации в стеклянных гробах
замученных казаков, когда потерявшие голову генералы в степи
замораживали целые армии, когда Екатеринослав был отдан
генералом Корвин-Круковским на потоки разграбления, когда никто
не мог быть уверен, что его не ограбят, не убьют без всяких
оснований»".

Вслед за человеческой жестокостью юг Советской России накрыли
смертоносные инфекции, убивавшие всех без разбору. По словам
того же Футорянского,
«Некоторые специалисты, в частности, Михаил Берштам, относят
всё сокращение населения на Дону в адрес большевистского террора,
забывая о страшной эпидемии тифа и испанке, буквально косившей
людей на Дону, Кубани, в Оренбуржье и других казачьих областях, да
и во многих странах мира. <...> Берштам игнорирует даже
свидетельства такого белогвардейца, как Г.Я. Виллиам, который,
говоря о сыпняке в Екатеринодаре в период власти белых, о лазарете
№ 4, пишет о том, что трупами были набиты не только сортиры, они
валялись под лестницами и даже на чердаках» («Казачество России в
огне Гражданской войны», ч. II, гл. 2.11).

И если кто-то сегодня желает возобновить на Кавказе, да и в других
регионах РФ антиисламскую политику времён Евдокимова и
Барятинского, то он должен быть готов к тому, что он сам или его
потомки (одобряющие преступления отцов) однажды вновь вкусят
горечь Божьей кары уже в земном мире. Жестокой, кровавой и
мрачной кары, но Всевышний Судья суров к Его врагам и
единственное, что вы можете сделать – извлечь уроки из Его
приговоров.
БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ МУСУЛЬМАН (Ч. 5)
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
"В 1937 году в Индии прошли выборы в региональные
законодательные собрания, где почти во всех провинциях победил
ИНК (Индийский национальный конгресс – rm). Два с небольшим
года управления конгрессистами показали, что они не собираются
считаться

с

чувствами

и

правами

мусульман.

В

некоторых

легислатурах стали исполнять песню «Банде матарам», которая
воспринималась как индуистский гимн. Помимо этого: были приняты
законы, разрешающие проведение индуистских праздников с песнями
и танцами вблизи мечетей; убой коров квалифицировался как
уголовное деяние; языком администрации стал хинди, употребление
же урду всячески ограничивалось; в школах курс хинди стал
обязательным, а изучение урду, арабской и персидской литературы
было отменено; участились случаи дискриминации мусульман при
приёме на работу.
<...>

Уже в апреле 1947 г. стало ясно, что единственным выходом из
тупиковой ситуации может стать раздел трёх провинций – Пенджаба,
Бенгалии и Ассама.
Крайне болезненным был раздел Пенджаба, в основу которого лёг
принцип преобладания мусульман или немусульман в той или иной
местности. Были рассечены единые

ирригационные

системы,

гидроэнергетические комплексы, что нарушило экономические связи
между районами. К Восточному Пенджабу отошли 37% территории,
где проживали 43% населения и находились 29,7% орошаемых
земель. Западный Пенджаб получил большую часть лесных угодий и
минеральных ресурсов, львиную долю предприятий с замкнутым
промышленным циклом, а также сохранил контроль за водами 3 из 5
рек и важными каналами.
Одним из итогов раздела этой провинции стали многочисленные
человеческие жертвы и серьёзные разрушения. Резня и погромы,
вспыхнувшие 14 августа 1947 г. и закончившиеся в конце года, по
разным оценкам унесли от 200 тыс. до 2 млн человеческих жизней.
Британские власти называли цифру, равную 60 тыс. чел. Английский
историк А. Стефенс оценивает число погибших в 500 тыс. и называет
этот период гражданской войной. К этой цифре склоняется и
большинство авторов, подчёркивая, что число жертв среди мусульман
и немусульман было примерно одинаково. С 15 августа 1947 г. по 15
июня 1948 г. из Западного Пенджаба в Индию перебрались 5,5 млн
индусов, сикхов и представителей других конфессий, из Восточного
Пенджаба в Пакистан – 5,8 млн мусульман".

Хотя преступлениями против иноверцев себя в той или иной мере
запятнали все крупные религиозные общины бывшей Британской
Индии, но наиболее гнусными для Аллаха всегда были и будут
убийства и преследования мусульман на почве ненависти к их вере.
Вот почему тотальная деисламизация не принесла Восточному
Пенджабу ничего, кроме новых проблем:
"Условной «отправной точкой» в развитии сикхского сепаратизма
стал апрель 1980 г. Тогда был образован Национальный совет
Халистана во главе с президентом Джагджит Сингх Чауханом,
бывшим министром финансов Пенджаба и автором лозунга создания
Халистана (Страны чистых), сформулированного им в октябре 1971 г.
в «Нью-Йорк таймс». Эта идея встретила активную поддержку не
только в самом Пенджабе, но и у сикхских общин за рубежом, где в то
время проживало около 2 млн. сикхов. Именно за границей (в
основном в Великобритании, ФРГ, США, Канаде) изначально
действовали сепаратистские сикхские организации (Национальный
совет Халистана, Акханд киртани джатха и Баббар Хальса). Там же
проходили конференции, и издавалась литература в поддержку
образования независимого государства сикхов. Так, например, в
Канаде печатались паспорта, марки и денежные знаки Халистана,
которыми позже снабжались сепаратисты в Пенджабе
<...>
После нескольких крупных терактов в октябре 1983 г. в штате
водится прямое президентское правление, а в июне 1984 г.
правительство Индии предпринимает штурм Золотого храма. В
результате плохо подготовленного мероприятия погибло несколько

сотен паломников и около ста солдат индийской армии. Был убит
Д.С. Бхиндранвале и большинство его сторонников. «Осквернение»
индусами храма в г. Амритсаре имело серьёзные последствия. Вопервых, это серьёзно радикализовало даже умеренно настроенных
сикхов. Во-вторых, привело к убийству в 1984 г. премьер-министра
Индии Индиры Ганди личными охранниками-сикхами, что, в свою
очередь, вызвало стихийные сикхские погромы во многих городах
страны. По данным, приведённым отечественным исследователем
Е.П. Кожушко, в эти дни было убито около 30 тыс. сикхов.
С конца 1985 г. поднялась новая волна сикхского террора, шедшая
до 1991 г. по нарастающей. Боевики сочетали индивидуальный и
массовый

террор.

Наиболее

известными

террористическими

организациями сикхов, действовавших в тот момент, были Силы
Халистана,

Национальная

армия

Халистана,

Халистанский

освободительный фронт и Шахиды Хальсы (сикхи в своём языке
используют немало арабизмов – rm).
<...>
На основании данных, приведённых российским индологом С.А.
Барановым, в период с 1981 г. по 2000 г. в Пенджабе погибло: 11770
мирных граждан, 1748 сотрудников, обеспечивающих безопасность и
8094 террориста".
Впрочем, современная Индия с её антиисламской политикой ещё
ждёт окончательного решения Аллаха, Который со временем либо
вразумит индуистов, либо обрушит их государственность точно так
же, как обрушил преступные режимы в других частях света.

БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ МУСУЛЬМАН (Ч. 6)
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Сегодня мало кто знает о том, что итальянский остров Сицилия
когда-то принадлежал мусульманам. И разумеется, что мусульмане не
ушли оттуда сами, а были изгнаны католическими оккупантами:
«Завоевание арабской Сицилии шло медленнее, чем завоевание
саксонской Англии, которое началось в 1066 году с битвы при
Гастингсе. Последние мусульманские города, Бутера и Ното, а также
Мальта, сдались христианам в 1091 году. Каср Янни по-прежнему
правил эмиратом Ибн аль-Хавас. Его преемник Ибн Хамуд обратился
в христианство только в 1087 году. Изначально норманнское
королевство Сицилия являлось воплощением мультикультурной
толерантности. Арабский язык в течение как минимум века оставался
одним из государственных языков. Внук Рожера II Фридрих II
Гогенштауфен (1215-1250) разрешил мусульманам селиться на
материке и строить мечети. Они могли служить в армии, и даже среди
телохранителей Фридриха были мусульмане. Сам Фридрих владел
арабским и переписывался с арабскими учёными по вопросам
философии и науки.
К XIII веку эта ситуация начала меняться. Под давлением римских
пап Фридрих предпринял ряд репрессивных мер против Ислама. Это
вызвало восстания сицилийских мусульман, которые были подавлены.
Фридрих II приказал переселить всё мусульманское население
Сицилии вглубь материка, в Лучеру. Процесс переселения шёл
постепенно, последние депортации произошли в 1240-х годах. (В

1300 году мусульманская колония в Лучере была уничтожена
неаполитанским королём Карлом II). После этих преобразований в
1280-х мусульман в Сицилии осталось мало. Массовая иммиграция
арабов

и берберов была подобна величайшей сицилийской

иммиграции

древних

греков.

Население

Сицилии

было

латинизировано и обращено в католичество».
Но, как и следовало ожидать, массовый исход верующих рабов
Аллаха из Сицилии вовсе не принёс Его врагам покоя и
благополучия. Во второй половине XIII века остров перешёл под
власть

французского

короля,

тирания

которого

вылилась

в

гражданскую войну:
«Налоги, собираемые в Сицилии, уходили во Францию, французы
вели себя на Сицилии с гигантской заносчивостью.
Вечером 29 марта 1282 года пьяный французский сержант стал
домогаться сицилийской женщины близ церкви Святого Духа в
Палермо как раз в тот момент, когда колокола звонили к вечерне. Муж
женщины напал на сержанта и прикончил его; убийство стало
началом волнений, которые привели к резне. К утру было убито две
тысячи французов, Палермо оказался в руках мятежников. 28 апреля
восстала и Мессина. Карл I Анжуйский, собиравшийся начать войну
против Византии, был вынужден изменить планы и высадился в
Мессине, осадив её с моря и суши».
Война

закончилась

лишь

в

1302

году

подписанием

Кальтабеллотского договора, однако самое суровое наказание Аллаха

было ещё впереди. Процитируем британского историка Джона
Норвича:
"Всего пять лет спустя (т.е. в 1347 году — rm) случилась катастрофа:
пришла «чёрная смерть», которую занесла на остров генуэзская галера,
пришедшая из Леванта. Знаменитая фреска «Триумф смерти»... в
палаццо Склафани в Палермо на самом деле датируется 1440-ми
годами, но в столетие после первого прихода чумы эпидемия
возникала снова и снова, и автора этой картины наверняка
вдохновляло очередное пришествие губительной напасти. <...>
Что

касается

сицилийских

жертв,

отсутствуют

даже

приблизительные цифры; в Европе в целом чума, как полагают,
унесла по человеку из каждых трёх, и нет никаких оснований считать,
что Сицилии повезло больше. Среди жертв оказался и Джованни
Рандаццо, который управлял страной как регент вместе с матерью
Людовика, Екатериной Каринтийской...; умерла и дочь Елизаветы
Констанция, принявшая на себя бремя регентства после смерти
матери в 1352 году; впоследствии скончался и сам Людовик, который
заразился в 1355 году и умер 16 октября, в возрасте семнадцати лет.
Его похоронили рядом с отцом и дедом, в соборе Палермо"
(«История Сицилии», глава 8).
Заметим попутно, что «Чёрная смерть» тяжело ударила не только по
христианскому миру, но и по европейским евреям. Как сообщают
авторы «Краткой еврейской энциклопедии»:
"Слухи о том, что евреи вызывают чуму, отравляя колодцы и другие
источники питьевой воды, а также рассыпая яд на улицах и у порогов

домов христиан, возникли на почве невежества и суеверий,
распространённых во всех слоях общества. Им способствовала
неразвитость в ту эпоху медицины, в которой отсутствовали какиелибо представления об инфекционных заболеваниях (а тем более об
этиологии чумы). Лишь значительно позднее возникла гипотеза,
согласно которой «Чёрная смерть» была завезена в Европу торговыми
судами из генуэзских портов в Крыму, куда она попала с купеческими
караванами из Северного Китая. <...> Антиеврейское исступление
достигло пика (особенно в германских землях) после того, как под
жесточайшими пытками у нескольких евреев удалось вырвать
«признания» в их причастности к появлению и распространению
чумы.
<...> Более всего неистовствовали флагелланты (религиозные
фанатики, проповедовавшие самоистязание для искупления грехов),
которые переходили из города в город и всюду призывали к
покаянию и расправе над евреями. Всего за годы «Чёрной смерти» на
всей территории Западной Европы (до западных границ ЛитовскоПольского государства) было уничтожено примерно 300 еврейских
общин".
Та же пандемия чумы задела и некоторые арабские города, но нигде
она не была такой опустошительной и не породила такую массовую
панику, как в Европе. Что вполне закономерно, если вспомнить не
только судьбу мусульман Сицилии, но варварские крестовые походы
европейцев на Ближний Восток, которые будут вечным клеймом
позора для всего католического мира.
БОЖЬЯ КАРА ЗА ГЕНОЦИД КАЗАНСКИХ МУСУЛЬМАН

Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
О самом геноциде мы уже упоминали ранее, а сегодня расскажем
вам о том, чем воздал Всевышний Аллах московитам за эту
преступную вакханалию. Примерно через 10 лет после взятия Казани
царь Иван Грозный вновь решил залить страну кровью – но уже не
мусульман, а православных русичей. Аллах обратил его садизм и
человеконенавистничество против тех, кто ещё недавно праздновал
падение Казанского и Астраханского ханств, считая это торжеством
православного

воинства

над

нехристями.

Пиком

опричного

беспредела стал Новгородский погром 1570 года, о котором историк
Владимир Кобрин сообщил такие факты:
"...в конце ноября – начале декабря, опричное войско вышло в
поход. Целью боевой операции была не защита отечества, не война
против иностранного государства, а разгром русского города –
Новгорода. Впрочем, не только его.
Вот опричники подошли к Твери, первому крупному городу на
пути к Новгороду. Здесь был учинён страшный погром: убили
несколько тысяч человек. Царь Иван хотел обеспечить внезапность
своего появления в Новгороде, а потому передовому отряду во главе с
Василием Григорьевичем Зюзиным было поручено уничтожать всё
живое на своём пути. Сотни людей погибли в Клину и Вышнем
Волочке. В Торжке истребили всех находившихся там пленных
немцев, поляков и татар.
Но в Твери была проведена ещё одна акция. Неподалёку от города
жил в заточении бывший митрополит Филипп. <...> Отправляя

Малюту для переговоров с Филиппом, царь совершил ошибку,
обычную для аморальных людей: мерил нравственность Филиппа по
себе. Тот же был совершенно другим человеком и отказался
благословить разбойничью экспедицию опричников. Тогда Малюта,
вероятно, по заранее полученной инструкции, задушил Филиппа, а
выйдя, сказал, что старец Филипп умер от духоты в келье.
Наконец, 2 января 1570 года передовой полк опричников
подступил к Новгороду. До подхода основных сил опричники этого
полка опечатали казну в монастырях, церквах и домах богатых людей,
арестовали многих духовных лиц и купцов. Вечером 6 января к городу
подошёл сам царь и остановился возле Новгорода. Через день, на
воскресенье 8 января был назначен его торжественный въезд в город.
<...>
После того как царь и его приближённые как следует наелись и
напились, Грозный испустил свой опричный разбойничий клич:
«Гойда!» По этому сигналу гости арестовали хозяев, и начался самый
страшный эпизод опричнины – шесть недель новгородского погрома.
Народную память о зверствах Грозного в Новгороде сохранил
фольклор.

В

одной

из

песен

царевич

Иван

Иванович

с

удовлетворением напоминает отцу: «А которой улицей ты ехал,
батюшка, всех сёк, и колол, и на кол садил». Жертвой царского гнева
пали не только взрослые мужчины, но и их жены и дети («мужский
пол и женский, младенцы с сущими млекопитаемыми»). <...> А
погром продолжался больше месяца, с 6 января по 13 февраля.

Сколько же было всего жертв? Разумеется, на этот вопрос трудно
ответить достоверно, тем более что точной регистрации казнённых,
конечно, не вели. Если верить приведённому летописному рассказу,
то легко рассчитать, что должно было погибнуть около 20-30 тысяч
человек. Такие же, а то и бо́льшие цифры называют иностранные
авторы. Они, однако, маловероятны: ведь всё население Новгорода не
превышало в это время 30 тысяч человек. В другой новгородской
летописи есть сообщение, что через семь с небольшим месяцев после
«государева

погрома»

в

Новгороде

состоялось

торжественное

отпевание жертв, похороненных в одной большой братской могиле
(«скудельнице»); могилу вскрыли и посчитали тела; их оказалось 10
тысяч. Но единственное ли это место погребения погибших?
Вероятно, всё-таки цифра 10-15 тысяч человек будет близка к истине.
<...>

Погром состоял не только из убийств, хотя они, естественно, более
всего действуют на чувства не только современников событий, но и
на наши. Это был широкомасштабный, тщательно организованный
грабёж.

У

всех

новгородских

монастырей

и

церквей

было

конфисковано имущество.
Монахи и священники не хотели отдавать церковные ценности.
Тогда их ставили на «правёж» – принудительное взыскание долгов
или недоимок по налогам. Состоял он в том, что должника ежедневно
в течение двух часов били палками по ногам. Некоторые священники
выдержали целый год «правежа», многие погибли, забитые насмерть.

Из Новгорода вывезли иконы и драгоценности. Даже церковные
двери.
<...>
Погром не ограничился городом, а перекинулся в его близкие и
далёкие окрестности, в Новгородскую землю. Своё участие в этих
деяниях описал один из опричников – Генрих Штаден. К числу
положительных качеств его записок как источника относится то, что
их автор настолько лишён морали, что не стыдится никаких, самых
мерзких своих поступков, не пытается как-то себя приукрасить.
Отсюда редкая достоверность его воспоминаний.
<...>
Новгородский погром произвёл страшное впечатление на всю
страну. Нет ни одного летописца, хотя бы самого краткого, где не
было бы записи под 1570 годом о том, что «царь и великий князь
громил Великий Новгород». Даже в XVIII веке в Новгороде
продолжали переписывать повесть «О приходе царя и великаго князя
Иоанна Васильевича всея России самодержца, како казнил Великий
Новъград, еже оприщина и розгром именуется»" («Иван Грозный»,
глава II).
Причём все эти зверства были лишь началом Божьей кары для
врагов Аллаха; вскоре за жестоким правлением Ивана Грозного в
Россию пришла Великая смута, разорившая её почти до самого дна.
Воспользуемся цитатой из Википедии:
"Смутное время было закончено с большими территориальными
потерями для России. Смоленск был утрачен на долгие десятилетия;

западная и значительная часть восточной Карелии захвачены
шведами. Не смирившись с национальным и религиозным гнётом, с
этих территорий ушло практически всё православное население, как
русские, так и карелы. Россия потеряла выход к Финскому заливу.
Шведы покинули Новгород лишь в 1617 году, в полностью
разорённом городе осталось только несколько сотен жителей. Такое
разорение новгородской земли повлияло на то, что шведы
беспрепятственно смогли на столетие взять себе побережье Финского
залива, так называемую Ингерманландию, которую смог отвоевать
назад только первый император России — Пётр I, также основав на
этих землях город Санкт-Петербург в 1703 году.
Смутное время привело к глубокому хозяйственному упадку. Во
многих уездах исторического центра государства размер пашни
сократился в 20 раз, а численность крестьян в 4 раза. В западных
уездах (Ржевском, Можайском и т. д.) обработанная земля составляла
от 0,05 до 4,8 %. Земли во владениях Иосифо-Волоколамского
монастыря были «все до основания разорены и крестьянишки с
жёнами и детьми посечены, а достольные в полон повыведены… а
крестьянишков десятков пять-шесть после литовского разорения
полепились и те ещё с разорения и хлебца себе не умеют завесть». В
ряде районов и к 1620—1640 годам населённость была всё ещё ниже
уровня XVI века. И в середине XVII века «живущая пашня» в
Замосковном крае составляла не более половины всех земель,
учтённых писцовыми книгами".
Так умылись кровью и сгинули в пропасти разрухи и голодомора
сотни тысяч неверных, понеся коллективное наказание за бесчинство

их армии на землях мусульман Поволжья и Сибири. И закончим эту
статью великими словами пророка Нуха, которые актуальны и по сей
день:
«Если вы глумитесь над нами, то и мы будем глумиться над вами,
подобно тому как глумитесь вы. Однажды вы непременно узнаете,
кого поразит унизительная кара, кого постигнут вечные муки» (Коран,
11:38-39).
БОЖЬЯ КАРА ЗА СТРАДАНИЯ РОССИЙСКИХ МУСУЛЬМАН
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Веками Русская православная церковь прививала своей пастве
ненависть и презрение к мусульманам, а также одобряла войны и
репрессии против них. И в итоге расплатилась за это жестокими
преследованиями советской эпохи, которые начались сразу после
1917 года. Далее следуют цитаты из «Православной энциклопедии»:
"Масштабные конфискации имущества РПЦ проводились с начала
установления Советской власти. Так, в январе 1918 г. были изъяты
находившиеся в распоряжении Синода ценные бумаги и активы на
сумму 46 млн рублей. Массовыми были реквизиции во время
Гражданской войны, особенно во время кампании по вскрытию
мощей. В октябре 1918 г. только в Александро-Свирском монастыре
органами ВЧК было изъято около 40 пудов серебра в «церковных
изделиях». В 1919 г. в Новгородской епархии было взято ценностей из
монастырей и церквей на сумму свыше 1 млн р. золотом. Общее
количество разграбленного и пропавшего в годы революции и
Гражданской

войны

церковного

имущества

оценивается

исследователями (Н.А. Кривова и др.) приблизительно в 7 млрд р.
Разграбление

церковного

имущества

нередко

сопровождалось

расправами над препятствовавшими этому духовенством и мирянами.
<...>
Всего, по данным исследователей, в ходе кампании 1922 г.
произошло около 1,4 тысяч серьёзных столкновений, во время
которых против верующих (т.е. христиан – rm) применялась военная
сила. Массовые аресты духовенства и верующих в связи с кампанией
по изъятию церковных ценностей осуществлялись в большинстве
губерний России, Белоруссии, Украины.
<...>
Только к середине 1922 г. по делам, связанным с изъятием
церковных ценностей, по стране состоялся 231 судебный процесс над
более 700 обвиняемыми; подсудимые привлекались к ответственности
как по политическим статьям – в случае публичного осуждения
изъятия церковных ценностей или оказания противодействия, так и
по уголовным – при попытках сокрытия церковной утвари. Нередки
были приговоры к смертной казни.
<...>
Общее число привлечённых к «церковным делам» в этот период, по
разным данным, составляло около 10 тысяч человек. Исследователи
считают, что в период проведения кампании погибло более 2 тысяч
человек. Тяжёлый удар был нанесён в ходе репрессий по епископату
РПЦ. В связи с обвинениями в противодействии изъятию церковных
ценностей и сопротивлении обновленцам в 1922-1923 гг. были

заключены в тюрьмы или отправлены в ссылку 66 архиереев – до
половины их общего числа.
Главный удар в ходе кампании по изъятию церковных ценностей
власти направили на Православную церковь как на самую
многочисленную

и

представлявшуюся

советско-партийному

руководству наиболее влиятельной и опасной конфессию. При этом
власти стремились подчеркнуть, что изъятие ценностей затрагивает
все

конфессии

без

исключений.

Так,

Троцкий

требовал

«тщательнейшего изъятия» ценностей из московских синагог. В
Москве 4 апреля 1922 г. разграблению подверглись 43 православные
церкви, Новодевичий и Донской монастыри, а также римскокатолический костёл и 2 старообрядческие церкви. На следующий
день в числе 56 московских храмов, где прошли изъятия, оказались
армянская, греческая, 2 русские старообрядческие церкви, а также
евангелический молельный дом и синагога.
<...> Впоследствии в связи с продолжающимся наступлением на
Церковь и массовым закрытием храмов

изъятие церковного

имущества в СССР продолжалось и принимало иногда формы
организованных антирелигиозных кампаний (напр., по изъятию
церковных колоколов в 1928-1930)".
Мусульманские же общины раннего СССР эта безбожная политика
в целом обошла стороной, о чём пишет, например, З.К. Сокова в 4-м
выпуске журнала «Уральское востоковедение»:
"Показательно, что в одном из первых документов Советской
власти – обращении СНК «Ко всем трудящимся мусульманам России

и Востока» (20 ноября 1917 г.) верования, национальные и культурные
учреждения приверженцев Ислама объявлялись «свободными» и даже
«неприкосновенными». <...>
В

первые

религиозные

годы

Советской

мусульманские

власти

в

Тюменском

общества

и

мечети

регионе

продолжали

функционировать, имамы, муллы несли службу как проповедники
Ислама. До 1920 г. татарские школы работали по учебным планам и
программам конфессиональных учебных заведений.
<...>
Ситуация резко изменилась в начале 1920-х гг., когда в условиях
тяжелейшего голода советско-мусульманские отношения переходят в
политическую плоскость, тесно увязываясь с идеологией классовой
борьбы. В начале 1922 г. в соответствии с постановлениями
президиума ВЦИК «О ликвидации церковных имуществ» и «Об
изъятии всех подряд церковных ценностей» помещения мечетей и их
имущество были изъяты государством. <...> Учитывая склонность к
компромиссу

части

мусульман,

региональные

власти

внесли

определённые коррективы в национально-религиозную политику и,
пытаясь

изолировать

ортодоксов,

сделали

шаг

навстречу

примиренческим тенденциям.
В начале 1923 г. мечети и их имущество были возвращены
верующим в «бесплатное и бессрочное пользование». Однако, если
раньше культовые здания являлись собственностью религиозных
общин, то теперь между ними и органами власти заключались
договоры аренды, в которых предписывалось «беречь народное

достояние» и «не допускать проведения в мечетях политических
собраний, произнесения проповедей и речей, раздачи книг, брошюр
и листовок, направленных против советской власти». В случае
нарушения этих условий государственные структуры получали право
расторгнуть договор в одностороннем порядке и закрыть мечеть.
...при тюменском филиале Союза воинствующих безбожников
создаётся татарская секция «Дагриляр». <...> Чтобы отвлечь мусульман
от исполнения традиционных обрядов, они устраивали месячники
«комсомольского Байрама», митинги, спортивные соревнования,
конкурсы.

Обязательным

элементом

всех

мероприятий

были

«антирелигиозные вечера», на которых зачитывались доклады о
происхождении

Земли

и

человека,

возникновении

Ислама,

пагубности религии, вреде поста и т.п. Далеко не всегда эти
мероприятия достигали поставленных целей. Более того, после
некоторых из них между атеистами и верующими возникали острые
конфликты,

рвались

дружеские

или

соседские

связи.

Об

эффективности используемых обществом форм работы можно
судить по тому, что в 1925 г. оно рекомендовало своим ячейкам
отказаться от проведения антирелигиозных диспутов, в которых, как
показала практика, перевес почти всегда оказывался на стороне
верующих" (стр. 182-184).
С конца 1920-х гг. положение советских мусульман стало
ухудшаться, однако Вторая мировая война надолго оттолкнула
партийное руководство СССР от тоталитарного атеизма; в 1945 г.
мусульманам разрешили выезжать в хаджж, а в 1946 г. возобновило
свою деятельность древнее медресе «Мир Араб» в Бухаре. И опять же,

тяжелее других от этой войны пострадали именно Русская Церковь и
традиционно христианские народы: в «Справке о разрушении зданий
религиозных культов» Чрезвычайной государственной комиссии
СССР от 1946 г. указано, что на оккупированных вермахтом
территориях было разрушено или повреждено более тысячи церквей
и часовен, 532 синагоги и всего четыре мечети (подробнее здесь).
Такой была кара Аллаха для Его врагов, возомнивших себя
непобедимым «Третьим Римом» – забыв о том, что ни в одном из
Своих писаний наш Господь России ничего не пообещал.
БОЖЬЯ КАРА ЗА СТРАДАНИЯ БОСНИЙСКИХ МУСУЛЬМАН
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Добавим от себя, что советский и российский историк-славист
Константин Никифоров в своей книге «Сербия на Балканах. ХХ век»
приводит такие цифры:
«...по последним данным Исследовательского документального
центра в Сараево погибло 97 207 человек (39 684 – гражданских лиц и
57 523 – военных), из них: 64 036 бошняков (мусульман), 24 905
сербов, 7788 хорватов и 478 лиц других национальностей» (стр. 134).
И он же пишет:
«В ходе войны из 4,5 млн. жителей этой довоенной югославской
республики более 2 млн. покинули свои дома. Из восточной части
Боснии было изгнано около 800 тыс. боснийских мусульман, из её
западной и центральной части – около 600 тыс. сербов и из той же
центральной части – около 300 тыс. хорватов.

Примерно половина беженцев покинула Боснию. Другая половина


переселилась

на

территории,

контролировавшиеся

соотечественниками» (стр. 136).
В итоге Аллах наказал сербских шовинистов и падением режима
Милошевича, и полным развалом бывшей Югославии, от которой в
2006 году откололась даже Черногория, лишив Сербию выхода к
Адриатическому морю. Не только боснийцы, хорваты, словенцы и
косовские албанцы, но и традиционно православные черногорцы и
македонцы сегодня не хотят жить в одной стране с сербами, дабы на
них не легла тень злодеяний сербских армии и вооружённых банд в
1990-е годы. Ну а главарь сербских преступников Слободан
Милошевич (да проклянёт его Аллах) умер в тюрьме Гаагского
трибунала и сейчас находится во власти иного суда, приговоры
которого не подлежат обсуждению.
БОЖЬЯ КАРА ЗА ИЗГНАНИЕ И ПРИТЕСНЕНИЯ СУННИТОВ
"20-е гг. XVIII стали завершающейся стадией системного кризиса
государства Сефевидов. Начавшийся со времени вступления на трон
шаха Сулеймана (1666-1694), этот кризис обрёл черты глубокого,
масштабного и необратимого процесса в период правления Султан
Хусейна Сефевида (1694-1722). Последовавшее за этим пятилетие
совпало по времени с афганским засильем, с одной стороны,
присоединением прикаспийских областей к России — с другой и
османской оккупацией северных провинций, завершившим распад
Иранского государства.

В основе этих процессов лежали причины экономического,
политического, социального, конфессионального и международного
характера. Как показывают источники, явный перелом в этом
отношении произошёл в конце XVII — первые полтора десятилетия
XVIII в., нашедший отражение в фирманах Султан Хусейна 1698,
1701, 1710 и последующих годов, резко увеличивших размеры
прежних и утвердивших сверх того три новых тяжёлых налога.
<...>
Экономический

и

социальный

гнёт

покорённых

народов

сопровождался политическим и духовным гнётом — гонением
шиитов против суннитов. Экономический упадок Ирана повлёк за
собой и политический упадок. Недальновидный, слабовольный
«гаремный» шах Хусейн оказался бездарным правителем. Убожество
шаха и его окружения оттеняли процессы ослабления центральной
власти и её представителей на местах.
<...>
Последствия политики иранских правителей вызвали недовольство
по всей империи, особенно в неперсидских окраинных областях, что
резко изменило ситуацию как на окраинах, так и в самом Иране.
Продолжавшиеся с начала XVIII в. антииранские восстания в
Дагестане,
Афганистане,

Азербайджане,
арабских

Грузии,
странах

Армении,
Персидского

Курдистане,
залива

и

антифеодальная борьба в самом Иране привели державу Сефевидов
на грань катастрофы. Крайнее военно-политическое ослабление

Ирана дало возможность местным правителям свергнуть власть
завоевателей и самим перейти в наступление.
В 1720 г. из бывших вассалов шаха начал поход в Иран правитель
Кандагара Мир-Махмуд, но первый раз неудачно. Однако новый
подъём антииранских восстаний, особенно в Дагестане и Ширване,
где власть Сефевидов была свергнута в августе 1721 г., подвигли
афганцев на дальнейшие действия. В конце 1721 г. 20-тысячное
войско афганцев снова вторглось в Иран, нанесло поражение
иранской армии, захватило Керман и двинулось на столицу Исфахан.
Перепуганный шах Хусейн безуспешно обращался за помощью к
кавказским владельцам, «склоняя на это полупокорных подданных
деньгами и подарками».
Потерпев неудачу, он заточил в темницу родственника тарковских
шамхалов великого визира (эттима-уд-доула) Фатали-хана Дагестани,
ложно обвинённого в установлении тайных связей с предводителями
дагестанских и курдских повстанцев. Но это не сохранило на троне ни
самого шаха, ни его наследников. 22 октября 1722 г. столица Ирана
была захвачена афганцами. Шах Султан Хусейн Сефи был низложен,
но его сыну Тахмаспу удалось бежать и перебраться в Казвин, где он
объявил себя шахом Тахмаспом II. В Иране временно воцарилась
чужеземная афганская династия во главе с завоевателем МирМахмудом.
Создавшейся ситуацией решили воспользоваться Россия и Турция,
давно мечтавшие об овладении Кавказом и прикаспийскими
владениями Ирана. Правительство Петра I решило опередить Порту,
готовившую вторжение в Иран, и не допустить занятия ею

прикаспийских областей, что подорвало бы торговлю России с
Востоком.

Как

заметил

академик

Бартольд,

османы,

«воспользовавшись упадком персидской державы, [хотели] захватить
ряд областей и вновь распространить на них, как в XVI в., свою
власть». Учитывая это, Пётр I стремился «повернуть внешнюю
торговлю Персии с Европой на кратчайший волжский транзитный
путь, обеспечить русским купцам преобладание в этой торговле...
подчинить России богатые северо-западные области распавшейся
державы Сефевидов».
Частичное решение этой задачи произошло летом 1722 г., когда
100-тысячная русская армия во главе с Петром I заняла приморскую
территорию от Астраханского залива до Дербента. В следующем году
русские войска заняли Баку, Энзели и Решт, что вызвало острое
недовольство в Стамбуле. Весной 1723 г. турки начали захват
иранских территорий, вступили в Грузию и овладели Тбилиси.
Между тем 12 сентября 1723 г. иранский посол Исмаил-бек,
прибывший с полномочиями от шаха Султан Хусейна в Петербург,
подписал с Россией дружественный договор о добровольной уступке
ей городов Дербент и Баку, а также провинций Гилян, Мазендеран и
Астрабад. Взамен Россия обязывалась помочь Ирану в борьбе против
его врагов — непокорных вассалов, афганских и турецких оккупантов.
Однако под давлением Турции, активно поддержанной Англией и
Францией, 12 июня 1724 г. был подписан русско-турецкий
Константинопольский договор, признавший за Россией те области,
которые она получила у Ирана по Петербургскому договору 1723 г.
Кроме

того,

помимо

дагестанских

феодальных

владений,

находившихся в её подданстве, она обретала 2/3 территории
Ширванской провинции в сторону моря от Шемахи. На 1/3
приморской

полосы

Ширвана

создавалось

особое

ханство,

находившееся в вассальной зависимости от турецкого султана.
Непосредственно под власть Турции, как подлежащие прямому
управлению Портой, к ней отходили Восточная Грузия, Восточная
Армения и бо́льшая часть Азербайджана. Территории между
новыми

границами

Турции

и

России,

как

буферная

зона,

признавались за Ираном в лице номинального шаха Тахмаспа, если
он выполнит условия данного договора.
Однако эта зона находилась под властью Мир-Махмуда, вызвавшего
террористическими методами правления ненависть не только
иранского народа, но и своего ближайшего окружения. В результате
заговора придворных в 1725 г. Мир-Махмуд был убит, а на престол
возведён его двоюродный брат Мир-Ашраф. Попытки нового
правителя Ирана сблизиться с иранской знатью не имели успеха. В
ответ на исфаханский переворот брат свергнутого шаха, сидевший в
Кандагаре, Мир-Хусейн отказался признать власть Мир-Ашрафа и
провозгласил себя самостоятельным кандагарским правителем.
Эти события привели к тому, что находившиеся в Иране афганцы
лишились

притока

подкреплений

из

родины,

что

создало

благоприятные условия для наступления Турции. В результате ряда
сражений с переменным успехом в октябре 1727 г. был подписан
Хамаданский договор, по которому Ашраф признавал турецкого
султана Ахмеда III халифом всех мусульман-суннитов, в том числе и

афганцев, а Ахмед III, в свою очередь, признавал Ашрафа шахом
Ирана.
Но главное заключалось в том, что под власть Порты отходили
Тебриз, Ардебиль, Ереван, Хамадан, Керманшах, Султания, а также
земли между Багдадом и Басрой. Таким образом, сверх территорий,
признанных за Турцией по Константинопольскому договору 1724 г.,
она обрела в зону своего влияния Хузистан, Зенджан, Тегеран и
Казвин с их округами, составлявшими 2/5 территории Ирана. За
Ашрафом сохранились провинции Восточного Ирана. Как верно
заметил

иранский

историк

Рамазани,

«это

драматическое

продвижение турок сделало более реальной подчинение страны
османами, чем когда-либо за долгую историю Ирана». Сказанное
подтверждается

территориальным

расчленением

Ирана

между

противоборствующими сторонами и временным прекращением
существования Сефевидского государства".
«Когда Наши посланцы прибыли к Луту (Лоту), он огорчился и
почувствовал своё бессилие. Тогда они сказали:
"Не бойся и не печалься! Мы спасём тебя и твою семью, кроме
твоей жены, которая будет в числе оставшихся позади. Мы
низвергнем на жителей этого селения наказание с небес за то, что они
грешили".
Мы оставили от него (селения народа Лута) ясное знамение для
людей разумеющих. Мы отправили к мадьянитам их брата Шуайба, и
он сказал:

"О мой народ! Поклоняйтесь Аллаху, надейтесь на (спасение в)
Последний день и не творите на земле зла, распространяя нечестие".
Они сочли его лжецом, и тогда их постигло землетрясение, и они
оказались повергнуты ниц в своих домах. А также адиты и самудяне!
Вам это должно быть ясно по их жилищам. Дьявол представил им
прекрасными их деяния и сбил их с пути, хотя они были
проницательны.
А также Карун (Корей), Фараон и Хаман! Муса (Моисей) явился к
ним с ясными знамениями, но они возгордились на земле и не смогли
опередить наказание. Каждого (из упомянутых неверных) Мы
схватили (карой) за его грех. На некоторых из них Мы наслали ураган
с камнями, некоторых из них поразил чудовищный вопль, некоторых
из них по Нашему велению поглотила земля, а некоторых из них Мы
потопили. Аллах не был несправедлив к ним — они сами поступали
несправедливо по отношению к себе.
Те, которые взяли себе покровителей и помощников помимо
Аллаха, подобны пауку, соткавшему себе жилище. Воистину, самое
непрочное жилище — это жилище паука. Если бы они только знали!»
(Коран, 29:33-41).
Поэтому те, которые не верят Корану и Сунне, рано или поздно
будут вынуждены поверить собственным чувствам — зрению, слуху и
др., которые возвестят им о гневе и наказании Аллаха.
И в конце – хвала Аллаху, Господу миров!


Related documents


PDF Document sitemap
PDF Document untitled pdf document 1
PDF Document sitemap1
PDF Document profile
PDF Document vkcomingenerkonstructorminsk
PDF Document mitchell petit


Related keywords