Книга ч 1 .pdf

File information


Original filename: Книга ч 1.pdf
Author: Tech

This PDF 1.5 document has been generated by Microsoft® Word 2013, and has been sent on pdf-archive.com on 07/10/2016 at 23:10, from IP address 47.19.x.x. The current document download page has been viewed 1258 times.
File size: 824 KB (38 pages).
Privacy: public file


Download original PDF file


Книга ч 1.pdf (PDF, 824 KB)


Share on social networks



Link to this file download page



Document preview


Погост – Загородский и евреи.
1643 – 1943гг

Первые евреи появились на территории современной Беларуси в XIV в., в эпоху существования Великого Княжества Литовского. Евреи переселяются сюда как с запада (евреи-ашкенази из стран Западной и Центральной Европы, говорящие на идиш – простонародном диалекте немецкого языка) так и с юго – востока (вероятно с Приднестровья и Северного Причерноморья, где евреи были тюркоязычны – эта ветвь ведет свое происхождение от потомков населения Хазарского каганата, мигрировавших на запад в Х—XIV веках по мере распада и после окончательного коллапса этого государства). Евреев, живших
в ВКЛ, в этом средневековом государстве, и их потомков до сих пор называются «литваками». По мнению этнографа М. Членова, к литвакам относили евреев Литвы, Белоруссии, западных районов современных Брянской, Смоленской и южных районов Псковской областей России. От других еврейских этнографических групп они отличались своими
особым северо-восточным диалектом идиша, особыми признаками быта и обычаев.
В изданной в 1908-1913гг "Еврейской энциклопедии" упоминается о том, что в
Бресте евреи жили со времён Кейстута (умер в 1382 году), отца Витовта.
Первый же письменный источник о пребывании евреев на белорусской земле –
грамота князя Витовта брестским евреям, датированная 1383 годом. Привилеи Витовта –
это единственный для этих территорий правовой акт, в котором речь идёт о евреях, как о
едином народе. В грамоте Витовта были заложены основные принципы проживания евреев в Великом Княжестве Литовском (дело в том, что до конца XV столетия этой
грамотой пользовалось большинство евреев государства). Первыми привилеями еврееям разрешалось приобретать движимое и недвижимое имущество, особенно много
внимания уделялось залоговым операциям. В 1388 -1389гг литовский князь Витовт даёт
«привелеи» евреям Гродно: были определены границы поселений еврейской общины,
синагога
и
кладбище
были
освобождены
от
обложения
налогами.
В XIV и XV веках из-за жесточайших репрессий против евреев и страшнейшей
эпидмии чумы, в распространении которой были обвинены евреи, происходит массовая
миграция евреев из немецких городов в Польшу и Великое Княжество Литовское
(считается, что в начале XV века большая группа рейнских евреев, примерно 50 тысяч
человек, мигрировала на восток Европы, где их численность к началу ХХ века достигла
уже 8 миллионов человек). Переселяются целые общины, которые перевозят свои капиталы, вековые привычки к торговой деятельности, кагальный строй, немецко-еврейский
говор (идиш), религиозные традиции и систему талмудического воспитания. К концу XV
века в Польше и Великом Княжестве Литовском живет более 20 тыс. евреев.
До 1495 года в Великом Княжестве Литовском было пять городов с оседлым еврейским населением: Брест-Литовск, Владимир-Волынский, Гродно, Луцк, Троки. В других населённых пунктах евреи встречались в этот период только временно: это Дрогичин,

Каменец, Кричев, Минск, Новогрудок. Важной экономической деятельностью евреев в
это
время
были
торговля
и
ростовщичество.
С 1503 по 1569 год возникли новые еврейские поселения в Кобрине, Пинске, Индуре, Новом Дворе, Турце, Дворце, Ляховичах, Ратно, Слониме, Слуцке, Сураже.
В это же время создаётся ядро будущих еврейских поселений там, где евреи имели
аренду мытней и откупов. Это Витебск, Дрогичин, Каменец-Литовск, Мерочь, Минск,
Могилев, Бобруйск, Дрисса, Желудок, Мышь, Новогрудок, Полоцк, Глубокое, Городец,
Друя, Молчадь, Мотоль, Мстиславль, Мосты, Острино, Пружаны, Радошковичи, Шерешев.
Александр Ягеллон (великий князь Литовский, с 1501 года - король польский), запутавшись в долгах и, не имея возможности избавиться от кредиторов-евреев, публикует
указ «жидову с земли вон выбити». В апреле 1495 года изгнанию подверглись все евреи
Великого Княжества Литовского – Бреста, Гродно, Трок, Луцка, Владимира – Волынского и
Киева. Евреи брестской и гродненской общин переселились в соседнюю Польшу и
частично

в
имения
удельных
князей
литовских.
В апреле 1503 года Александр, которому опять понадобились деньги, разрешил
евреям вернуться в Великое княжество Литовское, возвратив им отчужденное имущество. Однако часть изгнанных не вернулась в ВКЛ, а осели они в Пинске и в 1506 г. около 12

15
семей
образовали
в
Пинске
еврейскую
общину.
В лице великого князя и короля Жигимонта I Старого (1506-1548) белорусские евреи нашли деятельного защитника. Он укрепил правовое положение белорусского еврейства законодательными актами: освободил их от обязанности выставлять на войну
тысячу всадников, уравнял в податном отношении с мещанами, предоставил свободу
торговли и ремесла и защитил от произвола воевод и старост, судивших евреев, «яка
сами
хотят».
Нуждаясь в деньгах для войны с Москвой, Жигимонт задумал в фискальных интересах централизовать власть над евреями и в 1514 году назначил генеральным старшиной всех евреев Великого княжества Литовского таможенного откупщика Михеля
Езефовича.
В первой четверти XVI века наиболее цветущие еврейские общины были в Бресте,
Гродно и Пинске. (Здесь надо учесть, что с 1521 г. Пинск находился в составе Польско-Литовского государства).
В 1551 году белорусские евреи получили право избрания раввинов. Интересно, что
раввин Бреста Мендель Франк титуловался «королевским чиновником», а еврей Шлоймо
Израилович был назначен депутатом при Виленском воеводстве. Наиболее знатные евреи в официальных документах обычно титуловались «панами». Подобно шляхтичам, они
носили при себе сабли и, в случае необходимости, всегда готовы были действовать ими.
В то же время Статут 1529 года запрещал евреям иметь невольников, а Статут 1566
года определял одежду, которую обязаны носить евреи. В частности, они не должны были носить дорогие платья с золотыми цепями. «Пусть носят они желтые шляпы или шапки,
а жёны их - повойники из желтого полотна, чтобы всякий мог отличить еврея от хрис-

тианина». В 1569 г. между Польшей и ВКЛ была заключена Люблинская уния, завершившая процесс их объединения в Речь Посполитую. К этому времени в более чем в 20
городах и местечках современной Беларуси было расселено не менее 2 - 3 тыс. евреев.
В период с 1569 по 1667 год возникли новые еврейские поселения: Пуховичи, Малеч, Могильно, Слуцк, Смоляны, Брагин, Высоко-Литовск, Копыль, Коссово, Лида, Несвиж,
Раков, Радунь, Ружаны, Селец, Словатичи, Сморгонь, Тимковичи, Туров, Гомель, Горки, Копысь, Койданово, Логишин, Любеч, Мозырь, Ошмяны, Речица, Старо-Быхов, Чериков, Узда,
Чаусы,
Чечерск,
Шилов,
Зельва.
Высшим органом еврейского самоуправления являлись Ва’ады – съезды раввинов и
кагальных представителей. Ва’ад коронных, или польских, евреев существовал с 1580 по
1764 год, еврейские общины Белоруссии объединялись в составе т. н. «Литовского Ва’ада», сотрудничавшего с существовавшим в Польше Ва’адом Четырех Земель. В 1623 году в
Брест – Литовске собрался первый Ва’ад белорусских и литовских общин, маршалком
(председателем) которого до самой своей смерти состоял брестский раввин Меир Валь,
сын легендарного польского «короля» Шауля (Саула) Валя. Согласно постановлениям
Ва‘ада, общины некоторых городов и местечек подчинялись решениям общины Пинска,
т.е. пинская община признавалась главенствующей на Полесье. А в 1640 г. пинский епископ, подчинив себе евреев, живших на церковных землях, снял с них зависимость от священников местных церквей. Пинская община, с учётом входивших в неё городов и местечек, в 1648 г. насчитывала около тысячи (20% населения) человек.
В пинскую же общину входил и Погост. А вернее два Погоста.*
[* Примечание. Далее в написании цитируемых выписок из старых текстов используются
твёрдый знак «ъ» в окончании слов за твердой согласной и знак «ѣ» («ять»), обозначающий
особый звук, отличный от «е» – читается, как старославянская буква «е», согласно старорусской орфографии.]

Если рассматривать «Специальную карту Европейской России» издания Военнотопографического Отдѣла Главнаго Штаба за 1898г (Карта Стрелецкого, квадрат I 6)», то
на ней мы найдём два Погоста в районе Пинска. Один на реке Стыри «Погостъ –Зарѣчный. Им(ение). Владѣльческое, при р. Стыри, въ 42 вер. отъ уѣзднаго города. Жителей - 241 д(уша). об(оего). п(ола).», второй – у озера Погост – «Погостъ-Загородскiй.
Им. владѣльческое, при озерѣ Погостъ и р. Бобрикъ, в 50 вер. отъ уѣзднаго города. Жителей -388 д.об.п.» Так описывает эти местечки сборник «Городские поселения в Российской империи». А следующее описание, только уже о Погост – Загородском, мы находим в книге «Пинское полесье. 1. Очерк истории Турово – Пинского княжества X-XIII.
2. Очерк истории Турово – Пинского княжества XIV-XVI. 3. Пинские акты XV-XVI.»: «…
земли земянскiя, владычинскiя и господарскiя», т.е. земли земян (мелкой обеднелой
шляхты), церковные и господские.
Далее мы будем говорить о Погосте, Погосте – Загородском. Слово «Погост» в
языческую пору означал место оправления богослужений, затем в старину так называли
жилое подворье князя и его свиты, служившее местом сбора народа, для уплаты дани
представителям княжеской власти. А, в дальнейшем, это центр сельской общины и
административно – территориальная (податная) единица на северо – западе Руси, со-

стоящая из нескольких населённых пунктов, крупное селение с церковью и кладбищем.
Поэтому во всех «Актах о евреях», изданных Виленской археографической комиссiей в
1901г, где встречается Погост, имеются ещё ряд сёл и фольварков, близко расположенных от Погоста, такие как: Камень, Ботова, Чухова, Плоскина, Теребень, фольв.
Хмельник, Дубновичи, Любча и др. (согласно вышеозначенной карте).
Большая часть Погостов, известных из летописей и Писцовых книг, имеет составное двоякое наименование: одно – заимствованное от церкви, другое – от главного
селения. Иногда в качестве двойного наименования к Погосту присоединялось название
по реке, озеру или городу.
Известно, что собственниками Погоста в XVI веке были Радзивиллы. Погост с 1572г
становится местечком. Правда, о королевских привилегиях ничего не известно. Скорее всего,
Погост превратился в торгово-ремесленный центр по воле своих владельцев, проводивших там
регулярные ярмарки. Евреи, приезжая на ярмарки, торговали в разнос, в основном, мелким
товаром, но торговали они всем (кроме железа): соль, сахар, хлеб, рыба, мясо, сухие фрукты,
мёд, смола, воск, табак и др. товары.

В 1614 г Радзивиллы дарят Погост своим родственникам Горайским, а через
замужество Екатерины Горайской с Богданом Стеткевичем местечко достаётся в качестве
приданного Стеткевичам.
В контексте описываемых исторических событий, мы рассмотрим жизнь и нравы
евреев в Великом Княжестве Литовском, в Пинском повете Минской губернии применительно к Погосту, Погост-Загородскому. И в этом нам помогут такие известные труды,
как вышедшие в 1901 г «Акты о евреях», изданные Виленской археографической
комиссiей, а также работа известного исследователя Бершадского С.А. "Литовские евреи"
(здесь Литва – это ВКЛ), в которых приводится достаточно много сведений о жизни и
деятельности евреев в рассматриваемые периоды.
Впервые, Погост (Погост-Загородской) и Евреи встречаются в «Актовой книге Пинскаго гродского суду» по 1645 г: «Лета отъ нароженья Сына Божого тисеча шестьсотъ сорокъ пятого мѣсяца Марца осмого дня» в жалобе Есьмана Новицкаго на еврея Лейзаря
Симшича, который покушался на жизнь его сыны и отнял у него лошадь, вола и сбрую, на
листах 304 – 308 за № 12999. Вот эта фраза: «… opowiadał y protestował sie ziemianin …
woiewodstwa Nowogrodskiego y powiatu Pinskiego pan Jesman Nowicky na Leyzarza
Simszycza, żyda Pinskiego na ten czas … maiętnosci Pohosca, w woiewodstwie Nowogrodskim
a powiecie Pinskim leżącey arędą dzierżącego … żyd Leyzar Simszycz, arendarz Pohoscki …» и её
возможный перевод «... рассказал и протестовал это земянин … воеводства Новогрудского в повете Пинском пан Есьман Новицкий на Лейзаря Симшича жида Пинскаго на
то время … собственность (усадьбу) Погост в воеводстве Новогрудском повете Пинском
расположенного аренду держащего (имеющего) … жид Лейзарь Симшич, арендатор Погостский …». (Здесь слово «жиды» не обидное, не ругательное, в старину оно, как и
слова «поляк», «немец», «швед», или «татарин», обозначало — народность).
Однако юридически и фактически евреи в Погосте оказались намного ранее согласного другого Акта из той же книги о: «Вводѣ еврейки Дворы Симшичевой и двухъ ея
сыновей во владѣнiе именiями Погостомъ, Луниномъ и Кутцемъ Дворениновскимъ» после смерти своего мужа – рендатора в соответствии со следующей фразой: «… тамъ же
того дня передо мною енераломъ и стороною шляхтою, при мне будучою, менованые
жыдове поведали, ижъ што въ року прошломъ тисеча шестьсот сорокъ третемъ вельмож-

ный его милость панъ Стеткевичъ … ее милость пани Анна … арендовали маентнасть свою
– дворъ Погостъ и селами, … зъ земяне, бояры, мещаны, подданными ихъ, повинностями и вшелякими пожитками и принадлежностями … отцеви нашему мене Якуба и мене
Марка Лейзеровичовъ на чотыры лета, по собе идучыхъ, въ листе арендовномъ и въ посесыи менованыхъ … а отецъ нашъ … будучы правомъ арендовнымъ держачымъ, часы
недавными въ року теперешнемъ тисеча шестьсотъ сорокъ пятомъ, въ мѣсяцу Маю презъ
смерть зъ сего света зшолъ» на листах 1173 и 1174 за № 13001. О том, как сложны были
взаимоотношения евреев – арендаторов с арендодателем Стеткевичем, с войтом, с ксёндзом, с обеднелой шляхтой, с монастырём, с крестьянами и работниками рассказывает
ещё двадцать один акт из «Актовой книги Пинскаго гродского суда» за 1645-47гг. Там
было всё: и побои арендаторов и их работников и слуг, и покражи, и ложные обвинения,
и ограбления, и дополнительные поборы с крестьян, и убийства работников, и, в конце
концов, арендодатель забрал имение, не выдал Симшичам удостоверение о принятии
имения в надлежащем виде и «не дозволилъ имъ взыскать съ крестьянъ недополученные арендаторами слѣдовавшiе имъ различные сборы».
Подробно просматривая все эти акты, удивляет сильный и волевой, мужественный
характер арендатора – женщины, «жыдови Дворы Лазоровны Лейзеровое Симшычевое»:
она одна на себе тянула половину четырёхлетнего срока аренды «…дворъ Погостъ зъ
фольварками, быдломъ, местечкомъ Погостомъ и селами, до нихъ належачыми …» после
смерти своего мужа « … Лейзарови Симшычови, жыдови места Пинского и другую
маентность свою, названую Лунинъ, въ воеводстве Новгородскомъ, также маентнасть и
дворъ Кутецъ Двораниновский зъ селомъ Порохонскомъ» и как нужно было во всём этом
разбираться. А ведь в аренде у неё находились не просто дом в деревне с садом и
огородом. Надо понимать, что «двор Погостъ» представлял собой огромнейшие частнособственнические сельскохозяйственные угодия, специализирующееся на выращивании продуктов питания на продажу. Аренда Погоста и его фольварков включала в себя
контроль и использование всего имуществом для извлечения доходов: это и леса, и
рощи, и озеро, реки, пруды, лес и древесина, сбор грибов, ягод, орехов, соты с мёдом в
лесу, права на охоту и рыбалку, пахотные и сенокосные земли, земля под паром и
пустующие участки, волы, лошади и коровы, гуси, куры свиньи и козы. Сюда же входило
управление людьми: крестьянами благородного происхождения, боярами – шляхтой,
чиншевыми людьми, посадскими и крепостными вместе с их феодальных повинностями
(всевозможные поборы и сборы, барщина, толоки, чинш и оброки, подводные
(транспортные) повинности и так далее). И жители местечка Погост также имели свои
трудовые обязательства.
Широкий спектр участия и обязанностей семьи Симшичей в управлении арендованным имуществом требовал организации сложной управленческой структуры. Большое количество членов семьи, секретарей и субарендаторов, участвующих в управлении
арендованным имуществом, упомянуты в различных документах из «Актовой книги Пинскаго градского суда» и это дает представление о том, как широки должны были быть
интересы и обязанности этой «семейной организации». Семья Симшичей имела дом в
Пинске и проводила там еврейские праздники, но взрослые, которые были заняты в
управлении имением, обычно проживали в Погосте. Лейзер Симшич – глава семьи, его
жена Двора и его сыновья Якубъ и Маркъ управляли предприятием. После того, как
Лейзер умер в 1645 году, его вдова и сыновья унаследовали это право аренды. Двора
стала боссом, главой предприятия, а Якубъ представлял ее интересы. Документы также
выписывались на имя Мордехая Лазаровича, брата Дворы, как одного из тех, кто отвечает за бизнес. Он явно был одним из основных участников «семейного бизнеса» и после

смерти своего шурина стал партнером в аренде Погоста. Арендаторы имели в своём
распоряжение охрану, а также специальных людей, осуществлявших функции надзора,
контроля, принуждения и наказания за людьми в имении. Какова же стоимость аренды
такого имения и сколько зарабатывала семья Симшичей на аренде? Из приводимых данных в «Актах о евреях» мы узнаём, что арендаторам Погоста были выплачены 4000 злотых
в качестве компенсации за нарушение их прав при расторжении аренды в 1647г. А это о-оо-чень большая сумма: 4000 злотых х 30 грош = 12 000 грош (1 польский злотый = 30
грошей). За эту сумму, для сравнения, можно было купить 150 волов по 80 грош/шт., или
1200 бочек жита за 10 грош/шт., или получить чинш – денежную годовую ренту – с 571
уволоки, или 571 х 21,36 = 12 205 га хорошей, «доброго грунта», земли (1 уволока = 21,36
га). Цена аренды не могла быть меньше этой суммы. Ну а то, что они зарабатывали, было,
наверняка, намного больше, т.к. арендаторы выжимали все соки из арендной земли и
податных людей и всегда оставались в прибылях.
Семья Симшычей представляла собой, как сейчас принято говорить, потомственных предпринимателей. Нам удалось найти в «Актовыхъ книгахъ метрики Литовской» за
1496г, сведения о том, что их дальние – дальние предки держали в откупе таможенные
пошлины в Киеве и Путивле и при окончательном расчёте за три года аренды король
Казимир Ягеллон остался ещё им должен приличную по тем временам сумму в 900 коп
(900 х 60 грош = 54 000 грош). Правда, уже в 1495г, прогорев в своём бизнесе с королями,
Симшичи вынуждены были продать своё дворище в имении Тополи на Волыни шляхтичам Семашковичам по приказу Великого Литовского князя Александра, и, видно, после
этого, перебрались в Полесье.
«Акты о евреях», изданные Виленской археографической комиссiей в 1901г и содержащие себе «Актовые книги Пинскаго гродского суда» помогут нам определить количество евреев, живших в Пинске в 1650г. В Акте за «№ 13006 от 1650 года апреля трынадцатого дня» на листах 714-715 мы читаем: «Списокъ еврейскихъ домовъ г. Пинска»: «…
реестръ списанья домов жидовскихъ в месте Пинскимъ будучыхъ, на выданье подымного…». Мы насчитали в списке 100 (сто) имён евреев – хозяев собственных домов. Если
взять коэффициент 6 -«количество душ обоего пола», чтобы определить величину
семейства, проживающего в доме (Откуда мы его взяли? Мы поговорим об этом чуть
ниже.), то мы получим число евреев, проживавших в 1650г в Пинске, равное 600 д.о.п.
Мы не смогли найти ни в одной книге, сколько же было евреев в Погост – Загородске в 1643-45гг, но, используя известные математические приёмы и некоторые статистические данные, мы попробуем это определить. По опубликованным в книге Шауля Штампфера «Что произошло с евреями Украины в 1648 году?» результатам исследования восстания Б. Хмельницкого на Украине многие историки, рассматривая количество разрушенных казаками домов, пытались определить количество погибшего еврейского населения. В этих исследованиях были выведены: средняя величина «душ обоего пола» в доме и
среднее количество домов в большой еврейской общине. Они равны соответственно 6 и
125. Несколько иной, но близкий диапазон коэффициентов мы получаем, рассматривая
размеры семей и количество дворов «выселявшихся из местечек в поселения Северо-западного края для хлебопашества» по данным 1848г: от 4,0 до 6,8 (средний 5,17). Приняв
коэффициент равным 6, мы получили выше подсчитанное число жителей еврейской общины г. Пинска в 1650г равное 600 д.о.п. По переписи 1897г еврейское население в Пинске и в Погост – Загородске равно соответственно 21065 и 388 или 506 или 593 (в разных
источниках – поразному). После простого расчёта с помощью пропорций число жителей в
1650г в Погост – Загородске находится в диапазоне 11 - 16 «душ обоева пола». По статистическим данным учёных – демографов Б.Ц.Урланиса и В.В. Покшишевского в 1650 году

на нашем земном шаре числилось живущих людей порядка 500 млн. человек, и из них
около 700 тысяч евреев – ашкенази, которые, в основном, размещались на территории
Польши и ВКЛ.
С 1665-67гг имением Погост стали владеть Друцкие – Любецкие, получив его, как
переходящий приз при замужестве дочери Б. Стеткевича с Николаем Друцким – Любецким.
Середина XVII в. принесла, жившим на территории ВКЛ и Польши евреям, многочисленные страдания. Весной 1648 года на Украине началось восстание казаков под
командованием Богдана Хмельницкого. Затем в 1654-1667гг последовала война Великого
княжества Литовского и Речи Посполитой с Москвой. В эти же годы Речь Посполитая
сражалась со шведами. В общем, воевали все со всеми – по всей территории Белоруссии
с востока на запад, с запада на восток, с севера на юг и обратно маршировали войска.
Вели между собой битвы и переговоры, разрушали и сжигали города и сёла, крепости и
местечки, разоряли поля и пашни, резали, топили, убивали, вешали, сжигали шляхту и
священнослужителей, крестьян и ремесленников, католиков, униатов, православных и
евреев, мужчин, женщин, детей, стариков и молодых. По этой теме можно исписать не
одну страницу и много их уже написано, поэтому мы на этом не будем подробно
останавливаться, а любознательному читателю посоветуем прочитать книгу знаменитого
польского писателя Генрика Сенкевича «Потоп» или книгу белорусского историка и
писателя А.Е. Тараса «Войны Московской Руси с Великим Княжеством Литовским и Речью
Посполитой в XIV –XVII веках».
У Погоста также складывалась нелёгкая судьба, ведь он находился на сухопутном
участке так называемого Припятского пути, одного из древних путей, соединявших Балтийское море с Черным (между Пинском и Мозырём), и хоть и был он не крепостью, не
стратегическим пунктом, а просто местечком, но все горести войн он претерпел. Только
одну выдержку из жалобы туровскому старосте от евреев Турова приведём здесь, и становится ясна картина войны: «Какъ мужчинъ, такъ и женщинъ и детей немалое количество разными неслыханными муками мучили и до смерти убили… Разные товары,
золото, серѣбро, олово, мѣдь, колокола костёловъ и церквей, разное зерно и все
домашние припасы до основания выбрали, в свои … челны и телеги носили и возили».
Исторические источники утверждают, что 28 марта 1660 года Погост был сожжен
московским войском царя Алексея Михайловича, а по свидетельству Пинского епископа
Марциана Белозора, объехавшего в 1665г деревни и местечки Пинщины (Морочное,
Пинковичи, Погост, Тишковичи и др.) в округе насчитывалось всего 26 домов с людьми.
«Епархия была опустошена!»
Последняя четверть XVII века – время глубокого кризиса Польши. Хотя на коронационном сейме в Варшаве (5 ноября 1669 г.) подтверждаются основные привилегии польско – литовских евреев, в том числе право заниматься ремеслами без записи в цеха и свободно торговать, были заменены некоторые налоги постойной повинностью и т. д., но королевская власть превратилась в фикцию. Вся сила перешла в руки крупных землевладельцев и, что еще хуже, католического духовенства, ненавидевшего евреев по религиозным мотивам. Священников поддерживали горожане по причинам экономическим и национальным: торговцы ненавидели конкурентов. Они добились от слабой королевской
власти запрета евреям заниматься крупной торговлей и промышленностью и тысячи евреев оказались без средств к существованию. Им остался только один источник доходов
— производство и продажа хмельного мёда, хлебного вина (водки). Эта область промышленности являлась монополией короля и его министров, и они «сдавали» ее евреям в

аренду за большие деньги. Многие евреи были вынуждены переехать из города в деревни и открыть там шинки. Благосостояние арендаторов зависело от доброй воли помещика. Положение их было вдвойне тяжелым из-за оторванности от еврейской общины, которой в деревнях не было. Кроме того, на них обрушивалась ненависть и зависть крестьян, видевших в арендаторе того, кто тянет из их карманов деньги, добытые тяжёлым трудом землепашца. В это время в Погосте и в селениях вокруг него открываются еврейские
трактиры.
В 1700—1721гг началась новая, Северная война. Однако кошмар войны для литвинов (белорусов) продолжался четыре года с 1704 по 1708 год. А на территории Польши
боевые действия заняли значительно больше времени. От действий шведов на территории бывшего ВКЛ наиболее всего пострадали Вильня, Клецк, Ляховичи, Мир, Несвиж,
Пинск, Слоним. Вот характерный эпизод войны для многих городов и местечек Пинщины,
а возможно и для Погоста. Когда войска шведского короля Карла XII захватили большую
часть Польши, евреи по требованию шведов заплатили огромные деньги, чтобы откупиться от преследований. Зимой 1705 года король Карл блокировал русские войска в
Гродно. Но пока он топтался у города, пытаясь его взять, осаждённые, воспользовавшись
благоприятным моментом, отступили в южном направлении, разрушив за собой
Гродненский мост. Только 3 апреля 1706 года Карл XII смог кинуться в погоню из Желудка
под Гродно, где стояло его войско, на Слоним и Пинск. Добравшись, наконец, до Пинска
(а это произошло 24 апреля) он забрался на самую высокую постройку города, башню
коллегиума иезуитов, огляделся вокруг, увидел полное отсутствие земли – только озёра
воды от весеннего наводнения и камыш, и воскликнул «Ну, теперь я вижу, что дальше
идти нельзя!». Долго оставаться в городе он не собирался, но от безвыходного положения
всё же решил дать своим войскам передышку и дождаться подкрепления. По отзывам
современников, шведы считали город «очень большим местом, популярным у евреев и
жителей других селений». Они рассматривали пинских жителей как «более трудолюбивых, чем другие, которые были встречены ими на пути сюда, а их товары лучшие во
всей Rzeczpospolita Obojga Narodów (Республике Обеих Наций или Речи Посполитой)». В
начале июня, перед тем как армия собралась выступить из города, король Карл, по
утверждению старосты Пинска и владельца местечка Карлин, дал приказ взорвать дворец
князя Вишневецкого, в городе начался пожар и «…все дома и лавки превратились в прах».
Мы не знаем точно, что постигло евреев Пинска в течение шведской оккупации, но
очевидно, они оставались в городе и не пострадали, однако по сведениям некоторых
современников многие имения, расположенные вокруг города, подверглись опустошению. Войска шведского короля Карла XII покинули Пинск и окрестности 3 июня 1706г. А
в 1717 году пинскому голове поступила жалоба от шляхты на евреев ( кстати, 11 лет спустя
после пожара! ), в которой было сказано, что они (евреи) «сохраняли только свои дома от
огня и почему никто не приложил все возможные усилия для спасения домов
благородных господ (шляхтичей) и других христиан». Многие городские жители и
шляхтичи в то время спаслись бегством из города. Эта жалоба показывает характерное
отношение, зависть, к евреям, к факту, что евреи смогли сохранить свою собственность,
когда многие из христианских домов были разрушены огнём пожара, устроенного шведами.
Шведские войска представляли собой регулярную армию из шведских крестьян и
немецких, швейцарских, фламандских, валлийских и генуэзских наёмников, а офицерами у них были не только шведские, но и немецкие дворяне из Германии и Прибалтики —
это позволяло последним сделать военную карьеру. Армия шла с обозами, в которых вез-

ли всё – от оружия, до продуктов питания для людей и лошадей, боеприпасы и награбленное добро; ехали ротные барабанщики и трубачи, полковые капелланы и прислуга;
женщины для утех и пленные тоже ехали в повозках. Всех их надо было кормить, поить,
обслуживать, содержать на постое во время «стояния на Пине» и все эти тяготы падали на
окрестные деревни и их жителей, в том числе и на евреев Погоста.
Злоупотребления и издевательства царских ратников, казаков, татар, шведов в этих
войнах стали всеобщим явлением. Население Беларуси терпело огромные людские потери от боевых действий, вспыхнувших эпидемий и насильственного переселения местных
жителей в Россию: царь московский запланировала переселить в Московию 300 тысяч
белорусов «для пополнения убыли от эпидемии чумы». И планы по переселению были
осуществлены. К тому же более 30 000 пленных евреев было продано в Турцию. Число
полонённых было столь большим, что не слыхано упали цены на рынках невольников:
татары меняли шляхтича на коня, а еврея — на щепотку табака. Еврейские историки XIX в.
(а вслед за ними, и другие источники) буквально приняли утверждение о количестве
уничтоженных евреев, зафиксированное свидетелем восстания Н. Ханновером за истину;
по его данным, речь шла о сотнях тысяч убитых. «Еврейская энциклопедия» в издании
1906 года называет число погибших в 300 000 человек.
Однако в XX веке начались уточнения, связанные с демографическими оценками
прошедших событий. Историки Эттингер и Б. Вейнриб (1900–82), ознакомившись с широким объемом доступных источников, определили более точно количество еврейских
жертв хмельнитчины. Так, по оценке Б. Вейнриба, на всей территории Речи Посполитой,
охваченной восстаниями и войнами, в 1648–67 гг. погибло, а также умерло от эпидемий и
голода 40 – 50 тысяч евреев, что составляло по максимальным оценкам 20–25% еврейского населения страны; еще 5 – 10 тысяч бежали из этих краёв (или не вернулись из
плена).
Кроме того, девять лет с 1705 по 1714г по обеим частям Речи Посполитой прокатилась эпидемия чумы, принесённая московским войском с востока. В результате население
Польского королевства и Великого Княжества Литовского буквально вымерло. В «Атласе
истории Беларуси XVI—XVIII веков» (2005 г.) приведена диаграмма, показывающая изменение численности населения Беларуси в период с 1650 по 1772 год: в 1650 году – 2,9
млн. жителей; в 1667г – 1,4 млн.; в 1700г – 2,2 млн.; в 1717 – 1,5 млн., в 1772 – 2,9 млн. Как
видим, во время первой из этих войн (1654—1667гг) численность населения Беларуси (беларусских воеводств ВКЛ) сократилась на 1,5 млн человек, то есть более чем в два раза –
на 51,8 %! В ходе второй войны (1700—1717гг) население нашей страны сократилось почти на треть – на 31,8 %. Конечно же, пропорционально, погибали и евреи.
По расчетам демографов, если бы этих двух войн не было, население Беларуси сегодня составляло бы 33—35 млн. человек.
Из этой же диаграммы видно, что к 1770г население, в т.ч. и еврейское, стало
оживать и восстанавливаться. По некоторым данным, численность евреев на территории
современной Белоруссии увеличилась к 1765г до 80-90 тысяч, а известный знаток
польских древностей Фадей Чацкий приводит следующие цифры для 1764г: Польша –
315 298 евреев, Литва (имеется в виду ВКЛ) – 157 649 евреев.


Related documents


1 2
hks liste de prix 1
hks liste de prix
veastogarna
cox meadows
vii mt puchar s onecznej t oczni w starym s czu

Link to this page


Permanent link

Use the permanent link to the download page to share your document on Facebook, Twitter, LinkedIn, or directly with a contact by e-Mail, Messenger, Whatsapp, Line..

Short link

Use the short link to share your document on Twitter or by text message (SMS)

HTML Code

Copy the following HTML code to share your document on a Website or Blog

QR Code

QR Code link to PDF file Книга ч 1.pdf